Великая депрессия 1929-1933 гг.

Период с 1929-1933гг. вошел в мировую историю как годы великой депрессии. Великая депрессия — рецессия мировой экономики, начавшаяся в большинстве мест в 1929 году и закончившаяся в начале 1933 года. Однако вплоть до 1939 года мир выходил из депрессии, поэтому 1930-е годы в целом считаются периодом Великой депрессии. В русском языке более употребителен термин мировой экономический кризис, а термин «Великая депрессия» обычно употребляется лишь в отношении кризиса в США.

Экономический кризис сильно затронул наиболее развитые страны Запада, включая США, Канаду, Великобританию, Германию и Францию, но коснулся и других государств. В наибольшей степени пострадали промышленные города. В ряде стран практически прекратилось строительство. Из-за сокращения платежеспособного спроса, цены на сельскохозяйственную продукцию упали на 40—60%.

В двадцатые годы нынешнего столетия США переживали бурный экономический рост. Политики, бизнесмены и экономисты заговорили о Новой Эре, которую будут характеризовать дальнейший рост благосостояния, полная занятость и процветание нации. Каждому открывался путь к богатству: надо только инвестировать сбережения в акции индустриальных корпораций, которые на глазах изменяли американское общество.

День 24 октября 1929 года вошел в историю США как “черный четверг”. На Нью-йоркской фондовой бирже разразилась паника, приведшая к катастрофическому падению курса акций. Произошел невиданный за всю историю торгов их сброс. За день акций было продано 12894650 штук, т.е. в полтора раза больше, чем когда либо. Президент Гувер, обратившись на следующий день к американскому народу, сказал, что “экономика страны покоится на прочном фундаменте” и паника на бирже спровоцирована “техническими причинами”. Однако уже через четыре дня страна рухнула в пропасть. Во вторник 29 октября 1929 года за первые три минуты торгов на рынок были выброшены 650тыс. акций U.S.Steel.

За день до этого они котировались по $186 за штуку. Через три минуты после начала торгов никто не хотел покупать их и по $179. Следомза U.S.Steel “посыпались” Westinghouse, General Motors, Paramount, Fox, Warner Bros. Попытки крупнейших банкиров остановить падение котировок ни к чему не привели. К концу дня на бирже было сброшено 16383700 акций. Потери 880 эмитентов, чьи акции котировались на Нью-йоркской фондовой бирже, составили почти $9 млрд. Эта цифра в два раза превысила количество денег, находившихся в то время в обращении. Америка, самая богатая страна мира, расплачивалась за яростные дуэли между “быками” и “медведями”, за излишнюю увлеченность схемами быстрого обогащения, основанными на биржевых манипуляциях, за спекуляцию ценными бумагами весьма сомнительного качества и за ошибки бизнесменов и политиков. В стране началась Великая депрессия.

Биржевой крах явился симптомом кризиса хозяйства США. С лета 1929 г. наблюдалось перепроизводство в важнейших отраслях промышленности. В Вашингтоне и Нью-Йорке всячески пытались умалить значение этого явления. Но кризис вышел наружу. «Американское процветание» рухнуло.

Через несколько месяцев после краха рынка акций перед США встала новая проблема — крупномасштабная безработица. К марту 1930 года без работы остались более 4 млн. человек. Через год эта цифра увеличилась вдвое. Весной 1932 года число безработных достигло отметки 12,5 млн. человек (10% от всего населения). Пик пришелся на начало 1933 года, когда безработных в Америке было 16 млн. человек. Примерно 17% трудоспособного населения США осталось без средств к существованию. Президент Гувер считал, что эту проблемы должны решать власти штатов и городские муниципалитеты, но большинство промышленных городов превратились в банкротов, и безработным оставалось лишь ждать помощи от благотворительных фондов. Лишь в 1932г. была попытка ввода федеральной программы по сокращению безработицы, но она потерпела фиаско.

В целях защитить внутренний рынок товаров в июне 1930г. в США был принят тариф Смута-Хоули, вводящий 40-ка процентную пошлину на импорт. Эта мера стала одним из основных каналов передачи кризиса в Европу, так как сбыт продукции европейских производителей в США был затруднен.

В среднем в период с 1921 по 1929 год ежегодно прогорали 627 банков, имевших на депозитах примерно $169 млн. Но эти банкротства были в порядке вещей, поскольку разорялись в основном не выдерживавшие конкуренции мелкие банки (в среднем на депозитах в каждом из этих банков размещалось не более $270 тыс. долларов). За первые же три года депрессии обанкротились 4835 банков. На депозитах в них было размещено $3263049000. Акции разорившихся банков не просто упали до нулевой отметки. Многие банки, потеряв все инвестированные активы, должны были отвечать по долгам перед вкладчиками и держателями акций. Между тем охваченное паникой население бросилось изымать свои деньги из уцелевших банков, чтобы зашить их в матрасы. Количество денег в обращении выросло с $454 млн. в 1929 году до $5699 млн. в конце 1932 года. Население прятало в кубышках полтора миллиарда долларов. Президент Гувер попытался остановить этот процесс.

В 1931 году он призвал банки организоваться в “Национальную кредитную корпорацию” — своеобразный фонд взаимопомощи, который бы помогал банкам, испытывающим наибольшие трудности. В 1932 году “Национальная кредитная корпорация” была преобразована в “Реконструктивную финансовую корпорацию”, в которой уже участвовало государство. Корпорация, обладавшая капиталом в $3,5 млрд., ссужала государственные деньги банкам, испытывающим трудности. Это помогло лишь замедлить скорость развала банковской системы, на протяжении 1932 года ежедневно разорялись по 40 банков. Каждый день превращались в пыль $2 млн., размещенных на банковских депозитах. К концу года в банковской системе наступил коллапс. 14 февраля 1933 года закрылись все банки в Детройте, а еще через три недели по всей стране были объявлены банковские каникулы.

Великая депрессия изменила социальный облик Америки. Если рабочие, жившие “от зарплаты до зарплаты”, лишались только своих заработков, то средний класс потерял помимо работы и все сбережения. Средние американцы стремительно нищали, переходя в разряд люмпенов. К концу третьего года Великой депрессии средний класс оказался на грани исчезновения. Вчерашние “белые воротнички” торговали с лотков яблоками и чистили обувь. Люди, которые были не в состоянии платить за жилье, сколачивали в предместьях городов хибары. Бездомные почитали за благо попасть хотя бы на сутки в тюрьму за бродяжничество, чтобы получить кров и похлебку. На шесть тысяч рабочих мест на стройках СССР претендовали 100 тыс. американцев. Многие из тех, кто получил работа в стране социализма, собирались покинуть родину навсегда.

Даже наиболее обеспеченным американцам пришлось перейти на режим жесточайшей экономии. Повсюду отключали электричество, Конрад Хилтон закрывал целые этажи в своих отелях и отключал телефоны в номерах, чтобы сэкономить на них по 15 центов в месяц. Компания Bethleem Steel, уволив 6000 работников, выселила их из домов которые сама и строила, и затем сровняла эти дома с землей, чтобы не платить налоги на недвижимость

Людей, оставшихся без хлеба, пытались радовать зрелищами. Мэр Нью-Йорка Джимми Уокер призывал владельцев кинотеатров “показывать картины, которые поддержат дух американцев и возродят в них надежду”. Однако взбодрить голодный народ, который не видел впереди просвета, было уже невозможно. К концу 1932 года в США стали всерьез опасаться революции. Чем дольше длился кризис, тем более явными становились противоречия между необходимым вмешательством правительства в экономику и традицией «невмешательства»

Последнюю надежду американцы возлагали на грядущие президентские выборы. Президент Гувер выдвинул свою кандидатуру на второй срок, но люди, уставшие, по выражению Harper’s, “наблюдать за беспомощными попытками администрации изменить ситуацию к лучшему и выслушивать

очередные оптимистические заверения отдали свои голоса кандидату от Демократической партии Франклин Рузвельту.

Для выхода из кризиса в 1933 году начал осуществляться Новый курс Рузвельта — различные меры, направленные на регулирование экономики. Некоторые из них по современным представлениям помогли устранить причины Великой депрессии, некоторые носили социальную направленность, помогая наиболее пострадавшим выжить, другие меры усугубили положение.

Первые 100 дней президентства Рузвельта были отмечены интенсивной законодательной деятельностью. Конгресс разрешил создать Федеральную корпорацию страхования вкладов и Федеральную администрацию чрезвычайной помощи (ФАЧП), создание которой предписывалось Законом о восстановлении национальной экономики от 16 июля 1933 года.

Безработные активно привлекались к общественным работам. В общей сложности в 1933-1939 гг. на общественных работах под эгидой Администрации общественных работ (PWA) и администрация гражданских работ Civil Works Administration (СВА — это строительство каналов, дорог, мостов зачастую в необжитых и болотистых малярийных районах) численность занятых на общественных работах достигала 4 миллиона человек.

Через Конгресс были проведены также несколько законопроектов, регулирующих финансовую сферу: чрезвычайный банковской закон, еще один закон Гласа-Стигала (1933 г.) о разграничении инвестиционных и коммерческих банков, закон о кредитовании сельского хозяйства, закон о комиссии по ценным бумагам.

Жесткие меры, предложенные администрацией Рузвельта, назвать сугубо рыночными было никак нельзя. И хотя они позволили смягчить бремя депрессии, верховный суд счел в1935 году, что они ограничивают свободу конкуренции, и признал антиконституционными закон о восстановлении промышленности и закон о регулировании сельского хозяйства. Экономика

страны вновь стала в полном смысле рыночной. И на нее обрушилось новое испытание — “депрессия внутри депрессии”, длившаяся до 1938 года. Лишь к 1940 году США вышли по основным экономическим показателям на уровень 1929 года, но даже в это время уровень безработицы составлял 14% (7,5 млн. человек)

1930г. в Лондоне открылась международная конференция по ограничению морских вооружений. На ней была предпринята попытка экстраполировать принципы, положенные в основу «Договора пяти», на новые классы военно-морских судов: крейсера, эсминцы, подводные лодки. В полной мере решить эту задачу не удалось: Франция и Италия отказались подключиться к новому договору. Трое других участников – США, Англия, Япония – договорились о том, что по крейсерам и эсминцам будет действовать то же соотношение, что и по линкорам, т.е. 5:5:3. Что касается подводных лодок, то здесь вводился принцип равенства флотов этих трех стран.

В феврале 1932г. после большой подготовительной работы в Женеве открылась конференция по разоружению. В ней участвовали представители 62 государств. С самого начала выяснилось, что между ведущими державами существовали серьезные разногласия в подходе к этой проблеме. Франция полагала, что решению вопросов о разоружении должно предшествовать создание международной армии под эгидой Лиги Наций. Ее основной оппонент Германия, где в это время к власти рвались нацисты, требовала ликвидации всех дискриминационных ограничений, наложенных на ее вооруженные силы Версальским договором.

Великобританию прежде всего интересовали проблемы, связанные с уничтожением (или ограничением) подводного флота и запрещением химического оружия. США же волновала проблема сокращения морских вооружений. СССР добивался постановки в повестку дня вопроса о всеобщем разоружении или же о поэтапном, пропорциональном сокращении всех видов вооружений. Италия предлагала ограничиться для начала введения годичного моратория на любое наращивание вооруженных сил. Япония настаивала на том, чтобы в качестве предварительного условия для начала переговоров остальные великие державы признали ее особую роль в бассейне Тихого океана.

В июле 1932г. первая сессия конференции закрылась без каких-либо результатов. К тому же немецкая делегация заявила, что не вернется на конференцию, если ее требование «равноправия в вооружениях» не будет принято. На совещании глав правительств пяти держав – США, Великобритании, Франции, Италии и Германии – в конце 1932г. глава французского правительства Э.Эррио уступил давлению своих коллег и согласился с тем, что конференция по разоружению предоставит Германии «равноправие в рамках системы безопасности, одинаковой для всех стран». Тактика шантажа, примененная германской дипломатией в Женеве, принесла свои плоды: восстановление военного потенциала Германии получило международное признание. Немецкая делегация вернулась на конференцию.

Предпринимались попытки несколько упорядочить положение дел в сфере международных финансов. Ключевая роль в этом вопросе принадлежала США. В 1929г. план Дауэса по инициативе американцев был заменен планом Юнга, вводившим в действие новую схему выплаты репараций. Во-первых, он предусматривал общее сокращение размеров репарационных платежей до 113,9 млрд. марок. Во-вторых, предполагалось осуществить 20% снижение ежегодных выплат репараций. Одновременно с этим было решено досрочно вывести французские и бельгийские войска из Рейнской области, где восстанавливался суверенитет Германии. С немецкой экономики были сняты все элементы международного контроля.

В 1931г. американский президент Г. Гувер выступил с предложением объявить мораторий на выплату репараций и межгосударственных долгов. С этого момента схема разрешения вопросов, связанных с выплатой репараций и долгов, стала рассыпаться буквально на глазах. В 1932г. в Лозанне состоялась последняя международная конференция по репарационному вопросу, на которой все репарационные обязательства Германии были аннулированы. В ответ на это, несмотря на сопротивление правительства США, страны-должники в 1932-1933гг. прекратили выплаты своих военных долгов Америке.

Пока шли оживленные дискуссии на различных международных форумах, появились державы, готовые в одностороннем порядке идти на слом существующего статус-кво. Первой на этот путь встала Япония в 1931г.

Нарастала напряженность и в Европе. Главные события разворачивались в Германии после прихода нацистов к власти. Гитлер не скрывал, что видит основную внешнеполитическую задачу в том, чтобы демонтировать существующую систему международных отношений и утвердить «новый мировой порядок», в котором Германия играла бы ключевую роль. Такое видение миссии Германии в мировых делах предопределило высокую степень агрессивности ее поведения на международной арене и по существу делало неизбежным новый глобальный военный конфликт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *