ОБЯЗАТЕЛЬСТВО И ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО

Понятие обязательства

Понятие обязательства разрабатывалось еще римскими юристами. Одна из трактовок obligatio (обязательство) относится к позднейшему периоду римского права и содержится в Институциях Юстиниана: «Обязательство — это оковы права, в силу которых мы связаны необходимостью что-либо исполнить в согласии с законом нашего государства». Данное определение акцентирует внимание только на положении обязанного лица – должника, связанного с необходимостью исполнения какого-либо действия.

Другая трактовка понятия «обязательство» содержится в Дигестах Юстиниана: «Сущность обязательства состоит не в том, чтобы сделать какой-нибудь предмет нашим или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь (нам) или сделал (для нас), или предоставил (нам)».

В последнем определении содержание обязательства раскрывается через совершение определенных действий:

1) дать (dare) — передать какую-либо вещь кредитору в собственность или во владение либо установить на вещь иное особое вещное право;

2) сделать (facere) — любое действие, как положительное, так и отрицательное, исключая установление вещного права;

3) предоставить (raestare) — обязанность возместить причиненный вред.

Таким образом, этимология термина «обязательство» в римском праве свидетельствует только об обязанности должника выполнить какое-либо действие имущественного характера в отношении кредитора или третьих лиц.

Активные действия обязанного субъекта были предметом обязательства и в средневековом российском праве. Специфической чертой древнерусского права являлось то, что одновременно с правом на действия обязанного лица часто возникало право на само лицо, т.е. из обязательств возникали вещные права на обязанное лицо. Так, при договоре займа (кроме случаев торговых сделок) наступал личный заклад должника верителю (закупничество или служилая кабала); договор личного найма прямо вел к холопству. Ответственность по обязательствам падала только на лицо, но не на его имущество, даже если оно у обязанного лица имелось. Другими словами, обязательства имели личный характер, т.к. были неотделимы от личности должника. Последний выдавался кредитору «головою до искупа», т.е. становился собственностью кредитора и работал на него до полного исполнения взятого на себя обязательства.

Судебник 1550 г. внес существенные изменения в развитие обязательственных правоотношений, разрешив обращать взыскание по обязательствам на имущество должника. Таким образом, только с XVI века (эпоха Московского государства) российское законодательство делает шаг в приближении к современному понятию об обязательствах.

В дальнейшем при определении сущности обязательства все чаще начинают упоминаться и права второй стороны – кредитора. В связи с этим становится сложнее разграничивать понятия «обязательство», «соглашение», «договор». По этому поводу известный российский цивилист Г. Ф. Шершеневич написал: «Наше законодательство не только не предполагает, что договор возможен за пределами обязательственного права, но даже смешивает договор с обязательством».

На рубеже XIX-XX веков в отечественной науке гражданского права разгорается спор о сущности обязательства. В частности, В.И. Синайский провел грань между обязательствами и договорами посредством разъяснения содержания общих понятий: момента возникновения обязательства, рассмотрения договора как способа возникновения обязательства и т.п.; исследовал отдельные виды договоров (дарение, ссуда, личный наем, договоры товарищества и др.). Он писал: «При простейшем содержании обязательства, например ссуды, одна сторона выступает только как кредитор, другая — только как должник. При более сложном содержании обязательства, например при купле-продаже, каждая из сторон является в отношении друг к другу обязанной и правомочной стороной».

Другой известный российский специалист в области гражданского права, Д.И. Мейер, выделил понятие «взаимные обязательства», раскрывая их содержание и сущность следующим образом: «Взаимные обязательства — те, в которых каждая из участвующих сторон обязывается совершить в пользу другой какое-либо действие, так что каждая сторона представляется в одно и то же время и верителем, и должником…».

Своеобразную точку в споре могло бы поставить определение обязательства, появившееся в проекте Гражданского уложения Российской империи. Статья 1 книги пятой («Обязательственное право») определяла его так: «Обязательство есть законная обязанность одного лица к передаче имущества или к совершению либо несовершению иного действия в пользу другого лица». Оценивать приведенную норму необходимо вместе с определением договора (ст. 5 проекта): «Договор, по которому обе стороны взаимно принимают на себя обязательства, называется двусторонним. Договор, по которому лишь одна сторона принимает на себя обязательство относительно другой стороны, называется односторонним».

При обсуждении проекта Уложения от Таганрогского съезда мировых судей поступило возражение о том, что содержание ст. 5 «неправильно приурочено к договорам, а в действительности относится к обязательствам». Редакционная Комиссия, однако, мнение таганрогских мировых судей сочла за «недоразумение», пояснив, что таких двусторонних обязательств, в которых обе стороны одновременно занимали бы положение и верителя, и должника, не существует. «Все обязательства суть односторонние в том смысле, что каждое отдельное обязательство всегда возникает только с одной стороны; в тех же случаях, когда обязанностям одной стороны соответствуют обязанности другой, имеется уже не одно, а два или более встречных обязательств, что может быть установлено только договором. Поэтому и содержание ст. 5 совершенно правильно отнесено не к обязательствам, а именно к договорам, в которых обязательства могут быть установлены или взаимно на обеих сторонах, или только на одной стороне, без соответствующего обязательства на другой.

К сожалению, проект Гражданского уложения в силу не вступил, а полемика о сущности обязательства была продолжена уже советскими учеными.

В частности, А.Г. Гойхбарг определял «обязательство» как «правоотношение, в силу которого кредитор имеет право на получение от должника определенного ценного в обороте блага, которое является результатом действия должника (или выполняющего вместо него органа) или воздержания должника от действия». Свою точку зрения автор обосновал тем, что по закону кредитор может требовать от должника не только исполнения обязательства и возмещения убытков в случае неисполнения, но и получение вещи в натуре, т.е. фактического получения того, что должен бы получить при исполнении должником обязательства.

Автор одной из советских работ по «Теории обязательств» М. М. Агарков, в свою очередь, писал: «Право требования одной стороны и соответствующая ему обязанность другой стороны совершить или воздержаться от определенного действия составляют необходимое ядро всякого обязательственного отношения… Обязательство, связывающее кредитора и должника, очень часто осложняется зависимостью от встречного обязательства между теми же сторонами…»

С целью решения вопроса о терминологической путанице М.М. Агарков предложил: «…мы должны отметить некоторую неопределенность обычной терминологии. Обязательством или обязательственным правоотношением называют иногда совокупность права требования кредитора и соответствующей ему обязанности должника, иногда же обязательством называют обязательственное право, отношение со всеми осложняющими его моментами (например, альтернативное обязательство, обязательственное отношение из двустороннего договора). Мы думаем, что было бы более удобно называть обязательственным правоотношением обязательство в целом, т.е. основное отношение со всеми его осложнениями…»

В современной отечественной науке гражданского права дискуссия о сущности обязательства продолжается.

По мнению О. Н. Садикова, обязательства это наиболее обширная подотрасль гражданского права, регулируемая общими положениями Гражданского кодекса РФ об обязательствах, а также нормами Гражданского кодекса РФ об отдельных видах обязательств.

Г.Д. Лихачев указывает, что многочисленные отношения в сфере экономического оборота, связанные с реализацией продукции, производством работ и оказанием услуг, а также возникающие вследствие недозволенных действий или деликтов, например причинения вреда или неосновательного обогащения, регулируются «обязательственным правом». В результате правового регулирования эти отношения приобретают правовую форму и становятся «обязательственными правоотношениями, или обязательствами». Следует отметить, что указанный автор рассматривает понятия «обязательство» и «обязательственные правоотношения» как тождественные. Подобного убеждения придерживается большинство отечественных ученых-цивилистов.

Однако в современной науке гражданского права имеет место и кардинально иная точка зрения. Так, М.И. Брагинский и В.В. Витрянский посчитали целесообразным назвать свою работу «Договорное право», а не «Обязательственное право».

М.Е. Сморгунова, в свою очередь, считает, что термин «обязательство» следует рассматривать только как обязанность должника в совершении каких-либо действий либо воздержание от совершения определенных действий. Расширительное толкование данного понятия отдельными учеными она считает ошибочным.

В условиях отсутствия единства взглядов ученых-цивилистов в понимании и осмыслении понятия обязательства нам остается руководствоваться легальным его определением, сформулированным в п.1 ст. 307 Гражданского кодекса РФ: в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307).

Данное определение обязательства стало каноническим и вошло во все юридические словари. Например, Большой юридический словарь, изданный под редакцией профессора А.Я. Сухарева, предлагает следующее определение: обязательство — это правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

К отличительным чертам обязательства в современной науке гражданского права принято относить следующие:

  • содержание обязательства составляет взаимодействие сторон в связи с его исполнением;
  • сторонами обязательства являются строго определенные лица: должник и кредитор;
  • правовую форму обязательства образуют субъективные имущественные и личные неимущественные права и юридические обязанности сторон;
  • объектом обязательства являются определенные действия обязанного лица по передаче имущества, производству работ, уплате денег и т. п.;
  • предметом обязательства является конкретное материальное благо, по по­воду которого стороны вступают между собой в те или иные отношения;
  • обязательство опосредует перемещение материальных благ (передачу вещей, выполнение работ и прочее) и, следовательно, тре­бует урегулирования возникновения, изменения и прекращения обязательства, ответственности за его неисполнение;
  • реализация кредитором своего права требовать предоставления определенных материальных благ возможна только через выполнение должником соответствующей обязанности;
  • обязательство предполагает применение к должнику в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своей обязанности мер гражданско-правовой ответственности (возмещение убытков, уплата неустойки, потеря задатка, заложенного иму­щества и др.).

Для лучшего уяснения сущности обязательства Н.М. Голованов предлагает сравнить обязательственное правоотношение с правоотношением собственности и выделяет следующие их отличия:

а) обязательственные отношения:

  • опосредуют процесс перемещения материальных благ от одного лица к другому и поэтому носят относительный характер;
  • участвуют две стороны — управомоченная и обязанная (кредитор и должник);
  • управомоченная сторона вправе требовать от обязанной стороны совершения определенных активных действий;
  • обязанная сторона должна совершать активные действия (долг);
  • имеют определенный срок действия;

б) правоотношения собственности:

  • опосредуют процесс присвоения материальных благ и поэтому носят абсолютный характер;
  • известна одна сторона, другая сторона представлена всеми остальными лицами, которые должны воздерживаться от нарушения права собственности;
  • управомоченная сторона вправе требовать от обязанных лиц лишь пассивного воздержания от определенных действий (от на­рушения собственности своих прав);
  • обязанная сторона должна воздерживаться от совершения определенных действий (от нарушения прав собственника);
  • могут длиться вечно.

Исходя из приведенного выше сравнения, можно сделать вывод, что обязательство, как гражданское правоотношение, согласно существующей в науке гражданского права классификации можно считать относительным правоотношением (в отличие от абсолютного правоотношения собственности), поскольку обе стороны данного правоотношения (кредитор и должник) всегда четко персонифицированы. В частности, Н.Д. Егоров пишет: «Право требования кредитора и долг должника составляют юридическое содержание обязательственного правоотношения. В качестве объекта обязательства выступают действия должника. Таким образом, обязательство – это относительное правоотношение, опосредующее перемещение материальных благ, в котором одно лицо (должник) по требованию другого лица (кредитора) обязано совершить действия по предоставлению ему определенных материальных благ».

Как отмечает Ю.П. Свит, обязательственные отношения традиционно считались имущественными. Римское право провозглашало принцип, что предмет обязательства — это лишь то, что может быть выплаче­но деньгами.

Вплоть до конца XIX столетия указанный принцип считался бесспорным, однако на рубеже веков получила распро­странение иная точка зрения, основанная на том, что возможны также неимущественные обязательства и отсутствуют какие-ли­бо основания не признавать этот факт.

Одним из про­тивников ограничения сферы обязательств исключительно имущественными отношениями был известный в дореволюционной науке гражданского права ученый И.А. Покровский. Он расценивал отказ от признания существования неимуществен­ных обязательств как отголосок старых времен, отражающий пренебрежение к духовным интересам.

И.А. Покровский дока­зывал, что исключение возможности существования неимуще­ственных обязательств повлечет за собой отказ в судебной защи­те соглашений, предметом которых являются исключительно действия неимущественного характера, что совершенно неспра­ведливо и противоречит принципам гражданского права. В подтверждение своей точки зрения ученый цитировал поясне­ния к проекту Германского гражданского уложения 1900 г., где подчеркивалось, что «у высококультурного народа обязатель­ство имеет своей задачей обеспечивать не только материальные блага, но и блага идеальные, значение и ценность которых рас­тут вместе с ростом культуры».

Дискуссия по поводу возможности существования неимущественных обязательств продолжается до сих пор. В частности Н.Д. Егоров считает приводимые сторонниками существования неимущественных обязательств примеры безвозмездных договоров или отдельных неимущественных обязанностей недостаточно убедительными. По его мнению, они не меняют имущественный характер обязательства в целом, которое так или иначе всегда связано с перемещением определенного материального блага в той или иной форме.

Гражданский кодекс Российской Федерации прямо не указывает на имущественный характер совершаемых действий. В ст. 307 ГК РФ говорится лишь об «определенных действиях». Однако можно сделать вывод, что законодатель признает их исключительно имущественный характер. Хотя перечень возможных действий должника, предусмотренных данным определением, не является исчерпываю­щим и допускает совершение в рамках обязательства иных действий, но подобных перечисленным, т.е., вероятно, действий имущественного характера.

Одним из выражений общего принципа договорного права, а именно свободы договора, является возможность заключения договора любого содержания, прямо не противоречащего гражданскому законодательству. Следовательно, по мнению Ю.П. Свит, нелогично лишать его возможности защиты со стороны государства на основании того, что содержание договора составляют неимущественные правоотношения. Неимущественный характер имеют действия, совершаемые при оказании отдельных видов услуг.

В качестве примеров неимущественных обязательств обыч­но приводятся обязательства из договора поручения о получе­нии какого-либо документа; обязательства, принятые на себя средством массовой информации, действиями которого нанесен ущерб чести и достоинству (восстановление нарушенного права путем опубликования опровержения) и т.п.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *