Общая психология. Осознаваемое и неосознаваемое в мыслительной деятельности (О.К.Тихомиров).

На первых этапах изучения мыслительной деятельности проводились опросы среди людей интеллектуального труда, проблема заключалась в том что психологи не могли наблюдать полной картины мышления, а лишь конечный продукт.

Вскоре была создана схема организации стадий, решения задач: подготовка, созревание решения, вдохновение, проверка найденно­го решения. Это представление о четырех стадийности любой сложной мыслительной деятельности, по существу, есть ответ на вопрос: как развертывается процесс мышления? Эта схема родилась на основе глобальных описаний,самоописаний, самоанализа мыслительной деятель­ности крупных ученых, изобретателей.

Идея о том, что достаточно поговорить с ученым о том, как он думает, чтобы все стало ясным, является необыкновенно живучей до настоящего времени, конечно, за пределами профессионально-психологических исследований.

Итак, первый источник знаний об организации самого процес­са поиска решения задачи — это данные самоотчета, наблюдения за собой, самоанализа. Нами подчеркивалась ограниченность этих знаний, но необходимо предостеречь и от другой крайности — нельзя становиться на точку зрения, что вообще эти данные не нужны.

Более информативным является метод рассуждения вслух при решении задач. Этот метод был введен и широко использовался в работах гештальтпсихологов.

**При анализе протокола рассуждения вслух удается выявить эта­пы, общую схему поиска решения задачи. Сначала испытуемые пытались устранить контакт между лучами и здоровыми тканями. Затем они пытались понизить чувствительность здоровых тканей. На­конец, предлагается устранить вредное воздействие Х-лучей по­средством линзы. Таким образом, выделяются определенные этапы поиска, завершающиеся формулированием вариантов решения задачи. Было показано, что всякое решение возникает из рассмотрения данных под углом зрения требуемого.

**В опытах Я.А. Пономарева использовалась, в частности, следующая задача: «Даны четыре точки. Требуется про­вести через эти четыре точки три прямые линии, не отрывая ка­рандаша от бумаги, так, чтобы карандаш возвратился в исход­ную точку». В специально подобранной наводящей задаче испытуемый, решая ее, «прокладывал рукой маршрут, совпадающий с чертежом решения задачи «Четы­ре точки», иными словами путь движения его руки точно соответ­ствовал графическому выражению решения этой задачи». Однако такая подсказка оставалась на уровне побочного продукта действия и не обязательно помогала решить основную задачу.

Феномены бессознательного в мышлении часто приобретают форму установок, которые отчетливо выступают в опытах, напри­мер, А.С. Лачинса. Испытуемым предлагалось решать последовательность сходных арифметиче­ских задач, например: «Имеется три сосуда емкостью в 21, 127 и 3 л. Как с их помощью отмерить 100 л воды.Установка приводила к тому, что некоторое очевидное и простое решение задачи испытуемыми «не замечается».

**Испытуемым предлагались один за другим два варианта текста с пропущенными в некоторых словах буквами. Например: «Ле—ал о—ел, ле—ал он среди —орных —уч и с—ал. Потом вз—е—ел». Специальной организацией эксперимента создавалась установка то на «орла», то на «осла», которая определяла последующее заполнение пропусков в тексте. Было показано, что установка предопределяет круг тех гипотез, которые могут возникнуть у испытуемого.

К.И. Платонов, экспериментальные исследования бессознательного традицион­но связаны с феноменами гипноза и внушения. Человеку, находяще­муся в состоянии глубокого гипноза, внушается детский возраст (8 лет). Затем его просят писать на доске под диктовку. Как ни удивительно, но появляется почерк, соответствующий внушенно­му возрасту.

**В опыте осуществлялась процедура постгипнотического внушения. Инструкция, данная человеку в условиях гипно­за, побуждает его к действию, не являясь в момент выполнения действия осознанной. Этот опыт является своего рода моделью неосознанных побуждений, мотивов деятельности человека. В лю­бом сложном поступке человека мы должны обязательно разли­чать то, что реально побуждает его к действию (мотив), и то, как сам человек объясняет свои действия. Эти объяснения могут как совпадать, так и не совпадать с действительными мотивами. Объяснения обычно называют мотивировками. Заметим, что объ­яснения — результат работы мышления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *