Общая психология. Соотношение структуры языка и сознания. Гипотеза лингвистической относительности

Одним из условий, которое приводит к формированию сложно построенной сознательной деятельности человека – это возникновение языка. Язык – определитель системы кодов, с помощью которых обозначаются предметы внешнего мира, качества, действия и отношения между ними. Основное средство общения – это слова, объединенные в фразы. Условия происхождения языка надо искать в тех общественно-трудовых отношениях, которые впервые появились с переходом человеческой истории.

Появление языка внесло 3 сущ. изменения в сознательную жизнь человека.

Первое изменение состоит в том, что язык разрешает выделить эти предметы, направляя на них внимание и сохранять их в памяти. Достаточно подумать или произнести слово, чтоб появилось представление об этом предмете. Значит, язык увеличивает воспринимаемый мир, позволяя хранить полученную информацию из вне и создает мир внутренних образов.

Второе, подчеркивает значительную роль языка в формировании сознания, заключающийся в том, что слова языка не только указывают на определенные вещи, но и абстрагируют их значительные свойства, и относят воспринимаемые вещи к определенным категориям, обеспечивая процесс отвлечения и обобщения, яв.2ым важным вкладом, который язык вносит в формирование сознания.

Третье – язык служит основным средством для передачи информации, которое сложилось в общественной истории человечества, то есть, создавая третий источник развития психических процессов, присоединяется к оставшимся двум источникам и, которые имеют место у животных. С того момента, как появился язык, у человека появляется новый тип психического развития, который не имеет места у животных; язык, на самом деле, есть важное средство развития сознания.

Гипотеза лингвистической относительности — предположение, выдвинутое в работах Э. Сепира и Б. Уорфа, согласно которому процессы восприятия и мышления обусловлены этноспецифическими особенностями структуры языка. Те или иные языковые конструкции и словарные связки, действуя на бессознательном уровне, приводят к созданию типичной картины мира, которая присуща носителям данного языка и которая выступает в качестве схемы для каталогизации индивидуального опыта.

Грамматический строй языка навязывает способ выделения элементов окружающей действительности. В дальнейших исследованиях было показано, что в познавательный процесс включены значения, существующие не только в языковой форме, но и в форме сенсорно–перцептивных эталонов и символических действий. В силу этого некий ряд значений может быть не представлен в словесной форме, но все–таки присутствовать в сознании и обусловливать поведение. Поэтому при анализе картин мира, которые действительно могут иметь определенную этническую специфичность, необходимо исследовать не только разговорный язык, но и другие языки, например графику, трудовые навыки.

Убеждение в том, что люди видят мир по-разному — сквозь призму своего родного языка, лежит в основе теории «лингвистической относительности» Эдварда Сепира и Бенджамина Уорфа. Они стремились доказать, что различия между «среднеевропейской» (западной) культурой и иными культурными мирами (в частности, культурой североамериканских индейцев) обусловлены различиями в языках.

*Например, в европейских языках некоторое количество вещества невозможно назвать одним словом — нужна двучленная конструкция, где одно слово указывает на количество (форму, вместилище), а второе — на само вещество (содержание): стакан воды, ведро воды, лужа воды. Уорф считает, что в данном случае сам язык заставляет говорящих различать форму и содержание, таким образом навязывая им особое видение мира.

По Уорфу, это обусловило такую характерную для западной культуры категорию, как противопоставление формы и содержания. В отличие от «среднеевропейского стандарта», в языке индейцев хопи названия вещества являются вместе с тем и названиями сосудов, вместилищ различных форм, в которых эти вещества пребывают; таким образом, двучленной конструкции европейских языков здесь соответствует однословное обозначение.

С этим связана неактуальность противопоставления, «форма — содержание» в культуре хопи, Уорф, далее, находил связь между тем, как передается объективное время в системах глагольных времен а европейских языках, и такими чертами европейской культуры, как датировка, календари, летописи, хроники, дневники, часы, а также исчисление зарплаты по затраченному времени, физические представления о времени. Очевидность ньютоновскихпонятии пространства, времени, материи Уорф объяснял тем, что они даны «среднеевропейской» культурой и языком.

***Гипотезы Сепира — Уорфа: «носителям одних языков легче говорить и думать об определенных вещах потому, что сам язык облегчает им эту задачу».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *