ДЕВЯТЬ СТУПЕНЕЙ. Разработка методологии, опыты спекулятивного мышления А.С. Лаврентьев

В августе, на исходе лета, в воздухе появляется множество паутинок. Если присмотреться, на каждой обнаружишь маленького паучка. Летят себе по ветру и приживаются там, где зацепится паутинка. Она клейкая, цепляется легко, и как только прилепится к чему-нибудь, паучок тут же начинает обживаться.

Один обосновался под навесом, рядом с крыльцом нашего дачного домика в садоводстве, и в первую же ночь сплёл скромную сеточку, вверху слева у стойки.

К следующему утру паутинка изрядно выросла, а ещё через сутки это была уже изрядная ловчая сеть, косым треугольником перегораживающая пространство между навесом и крыльцом, на высоте трёх метров от земли. По конструкции она была похожа на дно плетёной корзины, где есть явно выраженный центр, из которого лучами расходятся нити – растяжки, а тонкая нить паучьей пряжи соединяла эти нити-лучи расширяющейся от центра спиралью.

В течение дня, проходя мимо, я всякий раз невольно задерживал взгляд на этом произведении паучьего искусства – размах и быстрота творчества озадачивали, тем более что самого «творца-создателя» видно не было, из чего я заключил, что трудится он по ночам, и свет ему, стало быть, ненадобен.

На четвёртое утро, выйдя на крыльцо, я замер в изумлении. То, что накануне было косым треугольником, за ночь превратилось в почти правильный шестиугольник, значительно выступающий достроенной частью из-под навеса и очевидно нарушающий мои права на пространство перед крыльцом.

А достроить удалось потому, что из середины сети – через полтора метра «пустого пространства» на высоте трёх метров над землёй – была протянута ещё одна нить-растяжка. До середины эта нить была утолщена, утолщение заканчивалось узелком, из которого лучами расходились дополнительные нити-растяжки, вживлённые в разные места по краю сети. На этих-то новых лучах-растяжках и достраивалась сеть, и полезная площадь конструкции увеличивалась таким образом вдвое.

Я оказался в затруднительном положении.

С одной стороны, без уважения к размаху этого стороннего «творчества» отнестись было невозможно, но столь же невозможно было и согласиться с посягательством на моё собственное жизненное пространство.

Я стоял перед этим шедевром технического творчества (искусства, можно сказать) – инженерного, конструкторского, монтажного и пр. – и невольно задавался вопросом: что это, если не разумная деятельность? Как он, этот маленький многоруко-многоногий создатель этой ловчей сети, догадался, что так можно сделать? И как ему это удалось – на высоте трёх метров над землёй, через полтора метра «пустого» пространства, где не на что опереться, не за что держаться? По воздуху он пробирался, что ли, обретая в ночной тиши способность левитации?

Невольно же подумалось: доведись нам, людям, сооружать нечто подобное (с понятным масштабным увеличением), это был бы труд доброй сотни специалистов самой разной квалификации…

Сначала – изыскательские «полевые» работы, затем инженерно-конструкторская часть, проектная документация, затем – бухгалтерская часть, сметная документация, затем – монтажные работы, стройка века и пр. – с неизбежными «сопутствующими»: треском, шумом, грохотом, пылью грязью, руганью…

И если даже финансирование не прекращено, и все комплектующие и оборудование поставлялись вовремя, и монтажные бригады не устраивали ни забастовок, ни дополнительных праздников, то на всё предприятие ушло бы не менее года, причём результат оказался бы едва ли столь же убедителен и эффективен, как эта простёртая передо мной в воздухе паутина, созданная в одиночку, за четыре ночных смены, «без шуму и пыли».

 

И опять: как он «догадался», что можно так сделать – на трёхметровой высоте, через полтора метра «пустого» пространства?

 

Два дня я терпел это паучье вторжение в моё жизненное пространство.

На третий, подметая пол на крыльце, решительным взмахом уничтожил шедевр паучьего творчества, утвердив, таким образом, собственное представление о порядке мироустройства.

Да, так. Там, где я – должно быть чисто, тепло, сухо и пр.

Культурно, одним словом.

«По-человечески».

Подумалось: индусы были бы в шоке.

Но я не индус, и у нас тут не Индия.

Логика проста: «догадался» — это не правильное слово… в данном случае – не правильное. Паук не «догадывается»… он вообще не «думает»… он – просто действует. Реализует свою программу жизнедеятельности. Он часть окружающей среды, неотъемлемая и органичная, и программа его жизнедеятельности «встроена» в комплекс всех прочих программ, организующих «природу» — естественно и органично.

Ничто «природное» вообще не «думает», вся природа – это материализация «божьего промысла», который есть ничто иное, как сведённый в единое целое комплекс разнообразных программ: быть пауком, быть мухой, быть деревом, быть собакой, быть кошкой…

Претензии наших «высоколобых» на понимание происхождения видов и пр. – смешны и нелепы. Собака никогда не станет кошкой, а сирень – елью или яблоней. Мутации внутри вида – это сколько угодно, но происхождение вида – это, извините, исключительно «божий промысел».

Надо нам, любезные, понимание реальности как-то пересматривать, вот что.

Кое-что всерьёз, видимо, придётся менять, очень всерьёз.

 

ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ

 

Ну, хотя бы – так: Когда-то наша планета…

 

Да, когда-то наша планета должна была называться ВОДА, а не Земля, потому что вся её поверхность была укрыта от Космоса толстым слоем воды, примерно так же, как желток яйца укрыт слоем белка…

Правда, НАЗЫВАТЬ планету тогда было некому…

— ну, предположим, что некому, это – пока — не важно.

Вода была как вода, устойчивое соединение двух атомов водорода и одного атома кислорода… и было испарение, и вся планета была окутана слоем облаков, словно яйцо – скорлупой.

А потом случилось так, что «скорлупка» эта треснула, разошлась кое-где, и в образовавшиеся трещины внутрь нашего «яйца» проникло то, что было снаружи.

А снаружи был основной закон БЫТИЯ – ЖИЗНЬ!

— и свет ближайшей звезды, и свет далёких звёзд… целая симфония света – видимого и невидимого…

И наша планета…

Да, и наша планета оказалась в совершенно особенном, незабываемом состоянии, примерно как чувствительная девушка в минуты первого свидания…

— что-то безусловно волнующее, незабываемое, в каком-то смысле – судьбоносное, потрясающее до глубины существа (души), необратимо настраивающее на новый лад жизни – и вот…

Да, и вот – случилось, произошло… «вода в кастрюльке закипела, а крышка герметично затянута, крепёж, резьбовые соединения, всё надёжно».

Всё прежнее, бывшее – разрушается, распадается на элементарные составляющие, прежние химические и физические реакции лишаются своей содержательной базы, и новые какие-то чудесные реакции возникают, лавинообразно усложняясь и разветвляясь, в каких-то чудесно новых соотношениях и соединениях, и вот – в кастрюльке нашей – как бы из ничего – появляется …

— бульон —

Ну, пусть – бульон… бульон, в котором просто кишит всяческая биология – с одним хвостиком, с двумя хвостиками, с тремя хвостиками…

И единый, общий, для всех закон: «УЦЕЛЕТЬ», «ВЫЖИТЬ».

Для выполнения этого закона все средства оказываются хороши, всё годится.

Это – основной закон Мироздания.

Откровенная беззастенчивая борьба за существование, которую наука решила называть важным словом ЭВОЛЮЦИЯ.

Формирование видов. Межвидовая и внутривидовая борьба за существование.

Оттачивание принципов организации… корова никогда не станет лошадью, собака – кошкой, берёза – сосной.

Все гибридные варианты – отсекаются, как боковые побеги дерева, которое, по замыслу садовода-селекционера, должно иметь прямой ствол, без развилок и ответвлений – такая вот колонна, высоко над поверхностью земли удерживающая крону. В материальном плане решение элементарно: гибриды не обладают способностью размножаться.

 

Итак, трещины в ячной скорлупе – это начало.

Затем – некое новое особое обстоятельство.

Внутри планеты что-то происходит… что-то ослабевает, что-то усиливается, и проявляется ФОРМА… ОБЪЁМНАЯ ГЕОМЕТРИЯ… отчётливо выраженные характерные очертания. Часть дна вылезает из воды и становится собственно землёй, «сушей», а остальное соответственно опускается, приближаясь к «желтку», ядру планеты…

Появляется мировой океан со своими океанскими впадинами, течениями, заливами, лагунами, морями и, соответственно, появляется и береговая линия, «суша» — ЗЕМЛЯ, — с болотами, полями, лугами, лесами и перелесками, степями, пустынями, тундрой и лесотундрой, холмами, горами, низинам и пр.

Объём воды при этом не меняется, зато катастрофически убывает полезная жилая площадь.

В установившуюся гармонию бытия вплетается новый мотив:

 

НЕ ХВАТАЕТ ЖИЗНЕННОГО ПРОСТРАНСТВА.

 

«Ну ни хрена себе» — сказало хвостатое население мирового океана.

Между прочим, не так просто, как кажется на первый взгляд… потому что не хватает не столько жизненного пространства «вообще», сколько – привычной «жилплощади».

Зато открываются совершенно новые перспективы, появляется новое направление – по вертикали.

 

Итак, количество воды не изменилось, полезная жилая площадь уменьшилась катастрофически, и установившаяся было гармония социал-дарвинизма, где биологически сильнейший существует за счёт более слабого, — нарушилась, а именно: перед «слабейшими» открылось новое измерение бытия.

Именно перед биологически слабейшими – подчеркнём это как принципиальное.

И «слабейшие» не преминули этим воспользоваться, потому что основной закон Мироздания – ЖИЗНЬ!

 

«Почему всё живое хочет жить?» — вопрос, явившийся ниоткуда, пронизавший всё моё существо космическим ветром, мне семнадцать лет, я на набережной Крюкова канала, напротив здания школы, я только сдал последний выпускной экзамен, и светит солнце, и ветерок, и плещется вода в канале…

И космический ветер гудит во мне тревожно и требовательно, и я осознаю, что что-то произошло, и это «что-то» будет определять всю мою дальнейшую жизнь…

 

Причём довольно неожиданным для «сильнейших» способом, а именно — используя новое образовавшееся измерение бытия, «вертикаль».

Если бы тогдашние «сильнейшие» умели бы говорить и думать по-нашему, они бы сказали примерно так: «опять эти еврейские штучки».

Воспользовались сразу в двух направлениях:

— одни ушли вниз, в глубь, и до сих пор там потихоньку и живут, уже привычные к отсутствию света и недостатку кислорода;

— другие же устремились вверх, закувыркались в полосе прибоя, постепенно создавая образ Афродиты, и (страшно подумать, скольких мук стоило это мифологическое творчество, это создание идеала) – да, и как-то обосновались на прибрежном песочке, притиснутые к нему гравитацией…

Несомненно…

Да, несомненно, что именно этот первый опыт сухопутной жизни лёг затем в основу известного суждения: как, всё-таки, тяжело иногда бывает жить!

Что касается «сильнейших», то для них этот «драп» слабейших по «вертикали» не мог остаться незамеченным.

Т.е. — довольно быстро обнаружилось, что кайф жизни нарушился, покомандовать некем, за чужой счёт не поживишься, и вообще стало как-то неуютно…

К тому же оказалось, что не все «сильнейшие» одинаково сильны, и даже при наличии свободы и братства – равенства всё равно не получается, а жить хочется всем (основной закон Мироздания).

Стало быть…

Да, стало быть, вторая волна эмиграции.

Кажется, мы чуть было не пропустили одно важное обстоятельство.

Да, привкус горечи… беспричинная грусть… ещё сильнее – тоска, несколько возвышенно именуемая «ностальгией».

Да, неистребимая память о безвозвратно утерянной примитивной гармонии бытия.

 

(уйдёт в подсознание и потом самовыразится где-нибудь в Испании, в пещере Альтамира… во Франции в пещерах Ласко и Фон-де-Гом… или ещё где-нибудь, у нас вон, на севере Карельского полуострова… и на каменных поверхностях появятся удивляющие современных художников и искусствоведов линии совершенной пластики… фигурки быков, оленей, мамонтов… ну, и охотники там же, конечно, смешные упрямые фигурки, похожи на муравьёв)

 

Ну, и, разумеется, — кружок у костра!

Надо принять во внимание, что на суше перепады температур гораздо больше, чем в воде… и, если днём можно обойтись и так, на солнышке погреться, то долгими зимними ночами без пламени, пляшущем на сложенных в костёр сучьях – беда… просто беда.

И вот, долгими-то зимними вечерами, под мерцающими холодными звёздами, и разместились, стало быть, вокруг костра, осваивая новую особенность жизни.

Эта особенность называется «тепловое кольцо».

Область пространства, где не слишком жарко, но и не замёрзнешь:

 

«ТЕПЛОВОЕ КОЛЬЦО»

Ну вот, расселись у костра…

Да, знакомый всем и каждому с детства, милый такой кружок у костра, — со всеми понятными атрибутами: с песнями под гитару, и со всем прочим, сопутствующим, — согласно традициям и вкусам.

Вот как славно, подумали все, тепловое кольцо прямо-таки создано для любви и гармонии. Стало быть, жизнь бьёт ключом, подрастают новые поколения, «отцы и дети», и очень скоро население обнаружило, что, вроде бы, стало как-то тесновато.

А опыт прошлой борьбы за существование (гистерезис, память о предшествовавших взаимодействиях) – это же неистребимо, правда?

И очень скоро получилось примерно то же, что уже было когда-то… история – видите ли — повторяется, ха-ха!

Опять нехватка жизненного пространства!

Да, оказалось, что никто не отменял социал-дарвинизм.

И «слабейшие» — опять перед выбором:

— либо внутрь, «вглубь»… но там — огонь, переход вещественных структур в плазменное состояние, полная потеря формы, конкретности, индивидуальности;

— либо – наружу… в новое измерение бытия, в темноту, в дикую природу, под холодные ночные звёзды — сохраняя форму, конкретность, индивидуальность.

Новое измерение бытия называется – КУЛЬТУРА.

Стало быть, именно «слабейшие» оказываются создателями человеческой культуры, придумывают оружие, инструменты, ремёсла, одежду, обувь, жилище… и – главное – собственность – как принцип.

Так появилась «искусственная среда обитания», ЦИВИЛИЗАЦИЯ.

Тут всё логично, тут деваться некуда, собственность – это основополагающий принцип материализации культуры.

А где собственность – там и эгоизм, разве не так?

И тоже как принцип!

А что такое принцип? Это – увы – основной мотив жизнедеятельности, реализация главного закона Мироздания – ЖИТЬ!

Самоутверждение, чувство собственного достоинства – всё тут.

 

Этот сказочный сюжет можно бы озаглавить как «новое измерение».

Да, эволюция, прогресс и «всё такое» — это всегда следствие появления «нового измерения» в условиях существования.

А «новое измерение» появляется как результат суперпозиции как минимум двух обстоятельств: основного закона Мироздания («всё живое хочет жить», примерно так) и – непременно – изменения условий существования.

Случайно ли это изменение?

Ну, как сказать… «случайность – это проявление непознанной закономерности», давно замечено.

Вполне логично предположить, что есть некая универсальная программа, смысл которой – изменять условия существования, когда все существующие формы жизни достигли оптимума в своём развитии.

В терминологии религиозной – это, вероятно, и есть «божий промысел» (ох уж мне эта религиозная… церковно-религиозная – терминология! – невольно подумаешь иной раз: лучше бы вы вообще молчали!)

 

ВТОРАЯ СТУПЕНЬ

 

Нет, я не могу сказать, что во всём разобрался… нет-нет.

Туман, густой туман, и сквозь – луч солнца, что-то высвечивает, проявляет… зыбко и неверно. Это называется – предчувствие… ещё — озарение… предвосхищение… наитие…

Всё привычное, обжитое, обыденное становится плоским, от чего хочется оторваться, взлететь… ну да, появляется представление о «новом измерении», некой вертикали, которая перпендикулярна всему привычному.

Помните историю про Дедала и Икара?

У кого-то из «малых голландцев» есть замечательная картина, называется «Икар». Сельский натуральный пейзаж, трудолюбивые селяне заняты своими повседневными заботами, а посреди овощной грядки торчат ножки человечка наподобие свекольной ботвы.

Икар, вернувшийся из путешествия.

 

Вот я сказал, что я не индус. Это правда.

Но – кто я? Русский? Да, это тоже правда.

Но что это значит – «русский»? Ну, всякие там славянские корни и пр. – мы отбросим, да. Слишком далеко, и, к тому же, ничего в сущности не объясняет, к тому же я на четверть – еврей (по отцовской линии).

 

(быть «квартероном», т.е. на четверть определённо кем-то (евреем, татарином, грузином, белорусом, украинцем, мордвином, немцем, армянином и пр.) – это, наверное, и называется «быть русским»)

 

(при склонности к самоанализу интересно наблюдать, как конфликтуют в тебе эти неравные части – одна четверть против трёх четвертей… та ещё суперпозиция, я вам доложу… как тут добьёшься общественного положения, признания и пр., когда постоянная гражданская война с временными перемириями и всё неверно и переменчиво?)

 

Православие?

Знаете, есть такой отвлекающий манёвр: когда на тебя очевидно нацелено вражеское внимание, и ты обнаружил начало торпедной или ракетной атаки – надо создать «ложную цель»… ну, военные понимают.

Не углубляясь в тему, скажу лишь, что я, наверное, за православие – но без церкви.

А какое же это тогда православие?

А может быть, это и есть настоящее правильное православие, очищенное от шелухи условностей?

 

Вообще – христианство.

Я за православие, но без христианства.

А? Каково?

Нет уж, вы, пожалуйста, определитесь.

А как тут определишься?

(«где тут, братцы, синагога, подскажите, как пройти»)

А зачем вам крест, что вы на крест молитесь?

Кощунство? Богохульство?

Да бросьте вы.

А я вам так скажу: кульминация православия – в державинской оде «Бог».

Полное и точное выражение православного самосознания.

Да, я так думаю, да. Так думаю, так чувствую, да.

И полагаю, что прав.

 

Вот, сейчас модная тема – терроризм, теракты и пр.

Так вот иной раз мне кажется, что христианство – это самый мощный и удачно проведённый теракт в истории человечества… по сравнению с этим американские башни-близнецы 11 сентября – это детский лепет, невинная шалость.

К тому же – достаточно пошло и скудоумно.

Ломать – не строить, как говорится… большого ума не надо.

Что такое эти нынешние теракты?

Разрушение материальных объектов, вещественных структур… всего-то.

Люди гибнут?

Так, простите, в одних автокатастрофах на наших российских дорогах ежегодно погибает больше человек, чем от всех терактов, вместе взятых.

 

В чём смысл теракта?

Смысл один – создать страх, неуверенность… «дестабилизировать обстановку».

Но сам строй сознания, мировоззрение, привычки, обычаи, привязанности, симпатии и антипатии – остаются неизменны.

Внедрение же христианства – это перестройка сознания… можно сказать — разрушение естественного строя сознания… «без шуму и пыли».

 

«Новое измерение»?

Нет, «новое измерение» возникло задолго до появления христианства. Не на пустом же месте христианство образовалось. Древний Египет, например… герметизм, индуизм, буддизм, даосизм… тот же иудаизм… и в каждом проявлении этого «нового измерения» есть надежда.

Можно предположить так: христианство не столько открыло «новое направление», сколько «уточнило» новую систему координат – применительно к конкретной исторической ситуации, но ситуация-то – давно и необратимо изменилась, и вся эта уточняющая методология приобрела некий лукавый смысл.

Всё, что от человека – всё неизбежно устаревает.

И крест давно уже – препятствие для движения мысли в «новом направлении».

Что такое крест?

Символ. Всего лишь символ.

По-своему – гениальное выражение нашего местоположения.

Не на кресте, нет.

Наш смысл, а значит, и наше местоположение – в точке пересечения горизонтали и вертикали.

Согласитесь, молиться символическому выражению смысла собственного существования – это как-то нелепо.

 

Ничего особенного. Всего лишь впечатление. Гражданская война проходит с переменным успехом, об окончательной победе не может быть и речи. Три четверти, прямодушных и по-детски наивных (как будто) – против одной четвёртой, настырной, упрямой и изворотливой, и при этом – тоже по-своему прямодушной и по-детски непосредственной.

Гражданская война – самая жестокая из всех войн.

Вертикаль никогда не примирится с горизонталью.

Полное замирение возможно лишь при полном же истреблении одной из сторон, но исчезновение одной стороны автоматически означает исчезновение и другой.

Если исчезнет вертикаль – то какой смысл в горизонтали?

Нет, крест – это великий смысл, гениальное уточнение смысла.

 

Впрочем, мы… не то чтобы отвлеклись, скорее – сильно забежали вперёд.

Быть русским – это значит думать по-русски, чувствовать по-русски… это значит — обладать русским сознанием… русским строем сознания.

Крайне упрощённо и примитивно – музыкальный аккорд, набор частот и модуляций… спектр. Выражается (легко обнаруживается) в фольклоре, в народных распевах (сейчас практически утеряно).

В наибольшей мере — в языке.

Строй сознания выражается в языке, национальность определяется родным языком.

Тут – тоже проблемы.

Азбука давно заменена алфавитом, овощи натёрли на мелкой тёрке, мясо пропустили через мясорубку.

 

Тем не менее – родной язык.

Не английский, не французский, не немецкий, не итальянский, не …

Язык, на котором говорят окружающие, взрослые, старшие.

Среда обитания младенческого сознания.

Слова, смысл которых ты сам учишься понимать… которые ты сам учишься произносить, выражая свои желания.

 

Язык формирует пространство сознания, да.

Это столь же верно, как и обратное – язык ВЫРАЖАЕТ пространство сознания.

Тогда как само пространство формируется системой представлений… символов.

Да, крест – это сильный символ. Важный. Но – не единственный, не исключительный. Всего лишь один – из общего обязательного ряда, в котором – и пирамида (и с гладкими гранями, и ступенчатая), и…

… да, непременно и «дерево, растущее из земли», и…

… да, разумеется, — и мать с младенцем у груди, и…

Над содержанием символического ряда придётся поработать, да.

Осмыслить как следует.

 

(в результате, пожалуй, получим смысловой ряд православной иконописи, — с некоторой известной корректировкой, разумеется… церковникам страшно не понравится)

 

Впрочем, мы сильно отвлеклись.

Сильно забежали вперёд.

Нет, ну а в чём ещё? Не в материальной же деятельности, в самом деле.

За всеми этими рассуждениями (?) скрывается один действительно фундаментальный вопрос, но мы – пока – предпочтём не заметить его, не догадаться, не увидеть.

То, что он существует – это несомненно… его проявления – косвенно — обнаруживаются в деталях материального мира, но – лишь косвенно.

Солнечный луч – сквозь туман… формы зыбкие, едва обозначены.

Не поддаётся точному словесному выражению.

 

ТРЕТЬЯ СТУПЕНЬ

 

Будучи ассистентом на экзамене по биологии, я задал вопрос девятикласснику, только что вполне понятно рассказавшему об устройстве человеческого мозга:

— Чем человек отличается от животного?

Ученик, уже ответивший на все вопросы билета (вполне успешно, «со знанием предмета»), нимало не задумываясь, ответил:

— Человек умеет думать. —

— А что такое – думать? – спросил я.

Экзаменующий учитель, преподаватель биологии, снисходительно улыбнулся, а ученик, уже предвкушавший радость успешной сдачи экзамена, после некоторой заминки вынес свой вердикт:

— Думать – это и значит думать… мыслить. —

Тогда я рассказал ему о вороне, которая размачивала чёрствую хлебную корку в луже, и затем клевала размякший хлеб.

Это я наблюдал по пути в школу.

— Разве тут нельзя заподозрить «думание»? – спросил я.

— Ну, не знаю, — сказал он, уже явно тяготясь моим непрошенным вмешательством в так удачно складывавшийся экзаменационный процесс.

— Вопрос не по теме, — услышал я сбоку шёпот преподавателя биологии, и мы отпустили ученика, получившего свои, вполне заслуженные, биологические «пять баллов».

…А мне вспомнилось, как другая ворона в небольшом парке рядом со школой дразнила молодую, ещё вполне расположенную к играм восточно-европейскую овчарку.

Ворона выбирала сук дерева пониже и издевательски каркала вниз, а собаке казалось, что ещё чуть-чуть, и можно достать, и она лаяла и прыгала, раз за разом, с удовольствием поддаваясь на птичью хитрость…

— Разве в этом нет того, что можно определить как мышление? – хотелось спросить мне у преподавателя биологии.

«Вопрос не по теме…»

Не биология, согласен…

Так я ведь и не спрашиваю, чем отличается человек от животного – именно с точки зрения науки биологии.

(с точки зрения биологии ничем существенным, наверное, и не отличается, та же «домашняя скотинка», о которой надо заботиться, кормить, обихаживать)

 

Вот, — формула, которую я вывел сам: Эту скотину надо кормить!

Даже название для этой формулы придумал:

 

«Первый закон человеческого существования».

 

Почему именно «человеческого»?

Только потому, что говорить-то надо о нас, о нашем человечьем житье-бытье… о животных-то что говорить, они сами о себе позаботятся, в природе всё органично, со стороны природы к нам – только одна просьба: не мешайте, пожалуйста!

Нет, именно «человеческого»… потому что создаётся подчас впечатление, что…иные наши теоретики (равно как и практики), занятые вопросами государственного и общественного строительства, как-то упускают из виду этот Первый закон.

Какие бы социальные (экономические, политические) конструкции ни выдумали, о чём бы ни мечтали, а – факт остаётся фактом, «здесь и сейчас и всегда»: эту скотину надо кормить, какими бы неблагоприятными ни оказывались природные и прочие условия.

Причём – сразу же оговоримся: КАЧЕСТВО КОРМА – вот что имеет первостепенное значение, и отсюда – Второй закон человеческого существования:

 

Корм должен быть высококачественным!

 

Это означает – разнообразным, вкусным, и в достаточном количестве – со всеми микроэлементами, витаминами, белками, жирами, углеводами и пр.

И это – принципиально, потому что корм – это не столько «энергетика», сколько «информатика». Принятый у нас когда-то «энергетический» подход к питанию (килокалории и пр.) – это методологическая ошибка, в сущности – цинизм, воплощаемый в представлении о «минимальной потребительской корзине».

(кстати, различие в качестве корма прекрасно понимается животными – как домашними, так и дикими)

 

Ясно, что где-то здесь, совсем рядом, уже и Третий закон человеческого существования, про «новое измерение».

Разговор о принципах социального устройства: власть, равенство – неравенство, справедливость – несправедливость, и пр. – явно преждевременен, и потому благоразумно проявим сдержанность (предчувствие — не совсем ясное — «нового измерения»).

Так что спешить мы с этими вопросами не будем, и потому Третий закон – пока – остаётся нами не сформулирован.

 

ЧЕЛОВЕК – вот центральный пункт нашего внимания!

 

Итак – человек…

Вот он, человек…семиклассник…

Если его спросить: ты кто? – он, не задумываясь, ответит:

— Я – человек!

Утвердительно, с основательным чувством собственного достоинства.

А у нас, между прочим, самостоятельная по физике, три задачи.

Не скажу, чтобы очень сложные, однако надо быть достаточно в курсе.

А наш утвердительный человек сидит вполне мечтательно, ничего не пишет, голову склонил набок, подпёр рукой, смотрит в окно.

— Почему ничего не делаешь? – спрашиваю.

— Я думаю, — сообщает он со значением.

— Это – серьёзно, — соглашаюсь я, — но лучше бы ты делом занялся… вот, задачку бы, к примеру, решил.…

— Так я и думаю, как её решить.-

 

Ну-ну…

На самом деле это означает вот что: он не знает, как решаются задачи такого типа, и думает он вовсе не о том, как решить задачу, а о том, что надо как-то исхитриться у кого-то списать, но пока я не вернусь к своему учительскому столу – списать нереально, остаётся только томительно ждать.

А мне спешить некуда.

Ну вот он и ждёт, мысленно приказывая мне свалить куда-нибудь… ну хотя бы спиной повернуться… но мне спешить некуда, и он убеждается в очередной раз, что его приказы на меня не действуют, и мысль его уныло и безнадёжно блуждает где-то за пределами школы, в общих вопросах бытия, — чего он, пожалуй, и сам не осознаёт.

 

Итак – человек…

Что это значит – «я думаю» -?

О чём мы сообщаем, произнося: Я ДУМАЮ?

Что такое – «думать»?

Что-то, связанное с умом… УМ… Что такое «ум»?

Вопрос, который приятно задавать семиклассникам: Где у человека ум?

Дружно, хором: В голове!

— В голове – мозг… два полушария… они между собой разговаривают, это называется мышление… А где же ум?

И ещё не было случая, чтобы кто-то задал встречный вопрос: «А что такое — ум»? — тогда как именно этот вопрос и был бы нормальным проявлением ума…

Так что такое «ум»?

Вот, два полушария головного мозга:

Непрерывный обмен впечатлениями… мышление, одним словом.

Ну вот, объём и интенсивность обмена «впечатлениями» — это и есть «ум».

А безумие? Там – что – нет обмена «впечатлениями»?

Ещё как есть… ещё большая интенсивность… а в результате человек – «сходит с ума»… совершает «безумные поступки»…

Стало быть «ум» — это некий определённый порядок.

Но где источник представления о порядке?

Точнее: как, кто устанавливает порядок?

 

Так, ещё раз…

Мышление – это непрерывный «диалог» между полушариями головного мозга. Правое полушарие, более древнее, формирует впечатления о реальности в виде «художественных образов», левое, более молодое, — подыскивает соответствующие слова…

Получается, что левое полушарие само создаёт слова, выражающие «художественные образы» правого полушария.

И слова-то не какие-то любые, а именно – подходящие, правильные.

А правое – само создаёт художественные образы.

А над всем этим царит некий «ум»… местоположение которого анатомии неизвестно.

Само представление об уме неизвестно ни анатомии, ни физиологии, вообще – никакой биологии, никакой «естественной науке».

И тем не менее этот «ум» владеет представлением о порядке.

Хорошенькое дело…

Хорошенькое дело…изнутри, из «материи» — возникают художественные образы и правильные выразительные слова… хорошенькое дело.

Интересно, куда всё это исчезает, когда анатомы препарируют головной мозг?

 

Ну, довольно. Изнутри, из материи – не может возникать никаких художественных образов, и слов – тоже… и это давно пора ясно и отчётливо утвердить!

(начали движение в «новом измерении» — замечаете?)

Иными словами: наш мозг – это устройство, предназначенное для управления нашими действиями («коммутатор, телефонная станция» — А. Бергсон)…

Приспособление для выработки решения?

Никак нет, извините. Именно – для управления механикой тела.

Все эти физико-химические процессы в мозге, с альфа-бетта-гамма и пр. ритмами – это всего лишь отображение в материи процесса выработки решения.

Скажем сильнее: это – способ адаптации мышления применительно к условиям существования, а именно — привязанности к материи.

Дерево корнями – в земле, наше мышление — в … — где? В чём? В неразличимой, непостижимой связи материи и … — чего? Духа?

Ну, а что ещё остаётся?

То, что реализуется пауком, например, в конкретном материальном действии, у нас реализуется – в мышлении… и это и есть «ДУХ»… что же ещё?

 

Однако – и тут спешить не будем.

Утвердим – пока – следующий примитив:

А мы понимаем, что, таким образом – «выскочили из материализма»?

Из вульгарного материализма – несомненно. И мы уже давно были готовы к этому, вот в чём дело…

И «ум» — это обладание образцами… доступ к эталонам.

Порядок?

Это – очень сложно… набор эталонов, соотнесение эталонов, и – всё не то…

Мера. Гармония. Соответствие.

 

И опять что-то главное остаётся – «ЗА».

Остаётся только сообразить, что всякое наше рассуждение результатом имеет некую новую ширму, занавеску… театральный занавес, скрывающий от нашего внимания что-то самое главное, то, ради чего мы, собственно, и пришли в театр…

И русское «ум» оказывается очень похоже на индуистское «ОМ», — которым индусы открывают для себя доступ к Высшему… «высшая реальность» — это они не слабо придумали!

А что? Сказал «ОМ» — и дверка открылась…

(а тут хоть тысячу раз повтори – ом-ом-ом — ничто не открывается… нет, не похоже, что в нашем климате действуют индусские рецепты)

 

Тем не менее, пора удивиться: как легко и быстро оказались мы за пределами материализма, как непринуждённо обнаружили, что всё главное – вне физической реальности!

Уже фраза из школьного учебника: «Мы живём в материальном мире» (ФИЗИКА-9, Введение) – уже одна эта фраза свидетельствует о том, что сами мы к этому материальному миру имеем отношение не большее, чем, например, к квартире, в которой мы живём… хотя честнее, конечно, было бы написать примерно так:

Дорогие ребята! Мы живём в странное время, которое когда-нибудь назовут сверх-поздним средневековьем… или новым средневековьем… или ещё как-нибудь так, чтобы ясно угадывалось давление жёсткой догматики на сознание.

Мы научились управлять огромными количествами энергии, запасы нашего ядерного оружия могут уничтожить саму нашу планету, и при этом — мы не знаем, что такое мы, и не знаем, сколько миров есть на свете…

Мы не знаем, в чём смысл нашей жизни, и не можем понять, правильно ли мы живём…

Мы не знаем, что такое – «правильно», и почему – правильно одно, и не правильно другое…

Мы не умеем определить, что такое – «правильно».

Однако мы уверены, что правильно для нас – это быть здесь, на планете Земля, жить в мире вещественных структур, воспринимать этот мир всеми органами ощущений, испытывать чувства, мыслить… радоваться жизни.

Никто не может, положа руку на сердце, отрицать этого.

Но когда мы пытаемся понять – и себя, и окружающий нас мир, — мы начинаем испытывать затруднения, и самое большое затруднение возникает, когда мы пытаемся определить, что же такое мы, и в чём смысл нашей жизни…

Вероятно, существует некий закон мироздания, согласно которому невозможно понять целое, являясь его частью, т.е. — оставаясь внутри него, этого ЦЕЛОГО.

И потому неизбежно возникает вопрос – что же такое реальность, что такое истина, и где и что такое основной центральный пункт познания… где точка опоры для разума?

К сожалению, все эти вопросы оказываются за рамками того учебного курса, который называется «ФИЗИКА», и который вам предстоит изучать…

(в оправдание можем лишь заметить, что такого курса, в котором рассматривались бы все НАСТОЯЩИЕ ВОПРОСЫ ПОЗНАНИЯ БЫТИЯ – такого учебного курса, к большому нашему сожалению, ещё не существует… его ещё надо создавать, такой курс).

Тем не менее, мы, с большой долей уверенности, можем утверждать, что та физическая реальность, которую мы воспринимаем органами наших ощущений – это, всё-таки, действительно реальность, и мы знаем те законы, которые эту реальность описывают, и, возможно, этой реальностью управляют.

Вопрос в том, как правильнее было бы сказать:

— либо свойства реальности описываются законами физики,

либо — свойства реальности подчиняются законам физики.

В первом варианте предполагается, что законы физики создаются человеческим разумом, учёными физиками… второй вариант предполагает, что законы лишь ОТКРЫВАЮТСЯ, НАХОДЯТСЯ человеческим разумом – в результате многотрудных кропотливых и самоотверженных исследований.

Первый вариант предполагает, что законы физики не существовали до тех пор, пока их не создал человеческий разум.

Второй вариант предполагает обратное, т.е. что всё существовало ДО и БЕЗ участия человеческого разума…

Какой вариант мы выберем?

Наша негласно утверждаемая материалистическая традиция предполагает выбор первого варианта… Это — наше кредо, так сказать… наше материалистическое «ВЕРУЮ»: мир принципиально познаваем, хотя при этом остаётся, конечно, коечто, что противоречит всем нашим законам, и чего мы объяснить и понять не в силах… (мы называем это «чудесами»).

Но это – ничего… вот ещё поизучаем-поизучаем реальность, и новые законы создадим, — такие, при которых исчезнут всякие «чудеса», и всё будет просто и понятно, потому что выше человеческого разума ничего в реальности не существует.

Таков первый вариант.

Что касается второго варианта, то – как ни странно – он во многом совпадает с первым, — за исключением одного, самого главного: все «законы природы» созданы без участия человеческого разума, и потому разум не создаёт их, а лишь – открывает, обнаруживает…

Так какой же вариант мы выбираем?

— вот так следовало бы начать учебник физики для 9-ого класса, а, быть может, и вообще – все учебники физики, для всех классов…

«Я знаю, что ничего не знаю… но другие не знают даже этого».

Примерно так, да.

ЧЕТВЁРТАЯ СТУПЕНЬ

 

Можно было бы добавить ещё о «Я» — что мы ничего не знаем о центральном пункте познания, о нашем «Я»…

Кто это говорит – «я знаю, что я не знаю»?

Кто говорит – «моя рука, мои чувства, мои мысли, мои догадки, предположения…» — кто это всё говорит?

Это было бы честно – предварить курс физики такого рода соображениями, совершенно выходящими за рамки предмета… да, это было бы честно, и, к тому же, во многом облегчило положение учителя физики.

И не только физики… вообще – любой школьной дисциплины (если, конечно, это – настоящий учитель, а не, извините, — «педработник»).

 

И вот засияло над головой…

(«Этот грек был идиотом!»)

 

И вот засияло над головой щедрое солнце Эллады, заплескалась вода в скалистый берег, тёмными пятнами на рыжей земле – виноградники, между ними – купы оливковых и апельсиновых деревьев, а чуть ниже – склады, пристани, причалы, корабли покачивают мачтами.

И я рисую ореховым прутиком на песке: вот Ахиллес и вот – черепаха (художник из меня, прямо скажем).

— Вот, — я говорю своим ученикам, — это Ахиллес, а это – черепаха, и вот — они побежали… —

Внимательно слушают.

— …и пока Ахиллес добегает до того места, где была черепаха, её там уже не оказывается, потому что она ведь тоже бежит, и успела уже переместиться… —

 

Ничего особенного. Он бежит, и она бежит… он прибежал, а её уже там нет, потому что она тоже бежит… Стало быть, там, где она была, её уже нет. Потому что она тоже движется, не стоит на месте.

Что тут, собственно, можно не понять?

— Хорошо, — говорю я, — посмотрим, что получается теперь, — и разравниваю песок под ногами, и вновь рисую – вот Ахиллес, и вот черепаха…- рисунок точно такой же, как первый…

— …и Ахиллес, и черепаха продолжают бежать, и когда Ахиллес прибегает туда, где была черепаха, её там опять не оказывается, потому что она ведь не остаётся на прежнем месте, она тоже движется… —

 

Всякий раз, когда он прибегает туда, где она была, её там не оказывается, потому что она – движется.

Разве не так?

А вот и вывод: следовательно, Ахиллес никогда не сможет догнать черепаху!

 

Вот оно, возмущение здравого смысла, в котором – весь опыт жизни… огонь, разом охватывающий костёр из сухих сучьев.

Как это? Ведь он же бежит быстрее, он самый быстрый… как это?!

 

Я опускаю руку на голову одного из моих учеников, и чувствую, как упруги завитки волос под моей ладонью, и думаю, что прикосновением нельзя обмануть.

 

(вопли из далёкого будущего: педофилия, караул, что он себе позволяет!)

 

Идиоты, придумавшие однонаправленность оси времени, приравнявшие ВРЕМЯ к элементарному измерению расстояния между двумя предметами.

Идиоты. Не способны понять даже элементарное. Если на оси есть область положительных значений, то непременно должна быть и область отрицательных.

Идиоты. Так и не поняли смысл НАЧАЛА в системе отсчёта… смысл НУЛЯ.

В результате – потеряли представление о себе.

Чем дальше по оси в отношении технического прогресса, тем – совершенно зеркально – дальше и в обратную сторону, в область потерь смысла своего человеческого существования.

 

…Я опускаю руку на голову одного из моих учеников, и чувствую, как упруги завитки волос под моей ладонью, и думаю, что прикосновением нельзя обмануть.

Ни взглядом, ни прикосновением, ни звуком голоса – ничем, что нам дала природа, — обмануть нельзя. Природа не знает обмана.

Всё природное имеет свой разум и свой язык – такой же бесхитростный и честный, как сама природа.

И никакой природный язык не позволит доказать, что Ахиллес не догонит черепаху.

Только человек, только мысль, только слово, родившееся из мысли, вышедшее из неё, как Афродита вышла из пены прибоя.

Прав Эзоп, тысячу раз прав… самое прекрасное и самое ужасное, самое правдивое и самое лживое, самое благородное и самое подлое… слово, родившееся из мысли… рождённое мыслью…

Только наш язык, порождение и выражение мысли… да, мысль порождает слово, чтобы выразить себя, но сама мысль порождена желанием… где-то в этой цепи преемственности и наследования скрыта ошибка, некий изъян.

И потому разумное рассуждение приводит к выводу, возмущающему нас самих.

«Формально – правильно, по существу – издевательство».

 

Да, мы возмущены – и не можем ничего поделать: всякий раз, когда мы приходим в ту точку, где была черепаха, её там уже нет.

Ясно как божий день.

Менять масштаб бесполезно.

Мысль устремляется в мир бесконечно малого, и тщетно пытается себя выразить в слове, и не может оттуда вернуться, таково свойство бесконечного – как в большом, так и в малом.

 

Мы ещё раз повторяем всё рассуждение, чтобы каждый из нас смог вновь почувствовать, как его начинает втягивать в себя бесконечность, чтобы каждый ощутил её ледяное дыхание, её сгущающуюся темноту.

Возмущения уже нет, костёр потух, дымятся кое-где головешки, растерянность и ощущение поражения.

Кажется, я переусердствовал, увлёкся… забыл, что передо мной – дети, и плеснул в костёр слишком много воды. Огонь священен, как память о Прометее, огонь не должен угаснуть совсем, его надо хранить, заботливо опекать, поддерживать.

Ведь я – учитель, а не иллюзионист – фокусник.

Ясность и отчётливость понимания – вот что я должен оставлять после себя.

 

— Но ведь Ахиллес быстроног, — говорю я, — когда он бежит, у него словно бы вырастают крылья. Ему нет соперников в беге, сама всесильная Гея выпускает его из своих объятий, когда он начинает свой бег!

А черепаха?

Ну кто же из вас не видел черепахи, кто не знает, как медленно она может перемещать себя, вместе со своим домом, со своей защитой?

Только улитка движется ещё медленнее…

Разве можно всерьёз утверждать, что Ахиллес не догонит черепаху?-

 

— Ведь правда, что догонит? – говорю я.

— Догонит, догонит, — вновь язычки огня по сухим сучьям…

— Хорошо, — соглашаюсь я, — конечно догонит.

И нам легко и весело, и мы смеёмся, и ярко светит солнце.

 

Однако, давайте-ка проверим себя.

Да, давайте-ка посмотрим, где же мы ошибались.

И я опять рисую ореховым прутиком на песке:

…вот Ахиллес… и вот — черепаха… и вот — они побежали… и вот – всякий раз, когда Ахиллес достигает того места, где была черепаха, то её там не находит… прибегает в то место, где она была, — а её там уже нет…

— Ведь нет? – спрашиваю я.

 

А что тут возразишь? Всё правильно… её там уже нет, она ведь тоже движется… медленнее, чем Ахиллес, но – движется.

Он прибежал, а её там – нет.

— Так как же он её сможет догнать, если её никогда – понимаете? – НИКОГДА не оказывается там, куда он прибегает?

Да, вот именно… прибежал – а её уже нет… снова прибежал – опять нет…

Как же он сможет её догнать?

 

…Великое безмолвие мира…

Великое безмолвие мира. Плещется между камнями вода, солёная вода эллинского моря, по вкусу напоминающая кровь.

Чайки кричат над играющими в заливе дельфинами…

 

Учитель, сколько стоит твой труд?

Да и труд ли это? Чем ты занят, учитель?

Какой смысл в твоём труде?

Вопрос, который надо бы задать Сократу: когда мы трудимся, мы – свободные люди, или мы — рабы?

Учитель, ты – свободный человек, или ты – раб?

«Этот грек был идиотом»…

 

…Вон там, на пристани, рабы закончили погрузку товаров на корабль и теперь отдыхают в тени, прямо на земле, пользуясь тем, что надсмотрщик увлёкся беседой с владельцем товаров и капитаном корабля… какая разница между ними?

Очень простая: один делают то, что считают нужным… другие – то, что им прикажут.

Одни реализуют своё «хочу», другие – именно своё «хочу» реализовать не могут.

Только это, а больше – ничто.

Но именно это и оказывается самым главным.

 

…Великое безмолвие мира, в котором люди не могут понять, почему Ахиллес не догоняет черепаху…

«Этот грек был идиотом» – скажет обо мне через две с половиной тысячи лет пятилетний мальчик, будущий гениальный французский математик, — Анри Пуанкаре, его математические выводы использует Альберт Эйнштейн, изобретая свою «специальную теорию относительности».

Впервые услышит мою историю об Ахиллесе и черепахе, и решительно объявит:

Этот грек был идиотом!

 

Обидно? Ни в коем случае… скорее – забавно.

Обидно было бы, если бы о моей «идиотской истории» — забыли. И потом – как знать? Мальчик повзрослеет, и станет учёным математиком. И не моя ли «идиотская история» поможет ему написать те формулы, которые составят основу загадочной теории, над которой будут ломать себе голову уже многие тысячи человек разного учёного звания… которая будет называться — «специальная теория относительности».

Да, будет написано много формул, и эти формулы заслонят истину.

Да, будут ширмой, скрывающей истину – от сознания.

 

Великая тишина мира, которую пора нарушить.

Истина познаётся без формул и выражается самыми простыми словами.

А формулы – это изгородь… забор, который даже умным учёным мешает посмотреть прямо… заслоняет свет истины.

 

— Где же всё-таки ошибка? – спрашиваю я.

Время замирает, и мы соскальзываем в сужающуюся тёмную расщелину, и обнаруживаем, что лететь туда, вглубь, можно бесконечно долго.

Конечно, нам ничего не стоит перешагнуть… сделать вид, что мы этой тёмной узкой трещины на поверхности нашего сознания и не заметили вовсе.

Но мы же её заметили!

— Так где же всё-таки ошибка? – спрашиваю я, и вижу, как поднимается робкая рука.

— Ты кто? – спрашиваю я…

 

возможны варианты…

Возможные варианты (у нас ведь – игра, всё-таки… и не совсем понятна мера допустимости в правдоподобии… игра, всё-таки, предполагает свободу творчества)

 

Да ведь и — образование… ведь – школа… «межпредметные связи», и всё такое…

Итак, варианты.

Вариант первый, исторически-правдоподобный:

 

«Я – Перикл, сын Ксантиппа и Агаристы»…

 

СПРАВКА:

Перикл получил прекрасное образование. Он слушал лекции философа Зенона, обучавшего ораторскому искусству и умевшего рядом ловких возражений сбить противника с толку и поставить в безвыходное положение… (Философский словарь)

 

Нет, нам тут историческая достоверность совершенно ни к чему.

Только – достоверность сознания!

И потому я с удивлением слышу ответ:

— Я – Зенон Элейский!

— Но это – моё имя, — возражаю я. — Зенон Элейский – так зовут меня, это моё имя… Я ваш учитель — Зенон из Элеи…

— Я тоже буду Зеноном Элейским, — говорит мой ученик, у него звонкий мальчишеский голос.

 

Неожиданный и малопонятный «поворот сюжета». Момент истины. «Зерно умершее», Учитель, умирающий и возрождающийся, Свет Египта, знак Осириса.

У тебя должно быть своё собственное имя… у каждого должно быть своё собственное лицо и своё собственное имя – только его. Никто не должен принимать на себя не своё лицо, никто не должен терять своё имя.

Твоё лицо и твоё имя – это твои опознавательные знаки перед небесами.

Так кто же ты?

 

— Мы слушаем тебя, — говорю я.

— Ошибка в том, что когда Ахиллес в «есть», то черепаха – в «было». «Настоящее» Ахиллеса нельзя сопоставлять с «Прошлым» черепахи. —

 

Ну что ж…

 

— Если Ахиллес будет добегать не до места, где была черепаха, а до места, где черепаха сейчас есть — он её легко догонит! —

 

Ты рад, учитель? Ты – торжествуешь?

Перешагнул. Но разве бесконечная глубина от этого исчезла?

Сделали вид, что не заметили, только и всего.

Разве Ахиллес не должен сначала прибежать в то место, где черепахи уже нет?

Разве есть такое одно определённое место, в котором находится черепаха, когда она — движется, когда она – всё время и здесь и не здесь?

Ну что ж, урок окончен.

Вы свободны, юные граждане Эллады.

Вы – свободные люди, а свобода ко многому обязывает…

( А то, что всякий свободный эллин должен быть обучен плаванию, музыке и основам стихосложения – это и так понятно, потому что как иначе познакомишься с гармонией?)

 

— Ты не похвалил меня, — слышу я голос ученика.

— А это нужно? – спрашиваю я.

— Конечно, — говорит он. – Если я прав, меня надо похвалить. Если я не прав, нужно указать на мою ошибку. —

Да, вот это… мысль, которая уже давно не даёт мне покоя. Нельзя, невозможно мыслить о «сейчас»… можно мыслить о прошлом, можно мыслить о будущем, но невозможно мыслить о настоящем, о «сейчас»… Почему?

Вывод, к которому я прихожу, пугает меня самого, потому что о нём нельзя сказать! Какой вывод? Пожалуйста: настоящего нет!

 

настоящего нет!

 

Нет этого «сейчас», именно поэтому и невозможно о нём мыслить.

Нельзя, невозможно думать о том, чего нет в природе вещей.

Есть прошлое, которое превращается в будущее… есть будущее, которое неутомимо и неумолимо превращается в прошлое.

«Есть только миг между прошлым и будущим» – славную песню придумают через две с половиной тысячи лет, но немножко ошибутся, ибо и мига – тоже нет… есть бесконечность бесконечно малого, исчезающая в НИЧТО.

Изменение масштаба лишь утверждает в понимании бесконечной глубины этой трещины в сознании.

Получается: мы живём в том, чего нет… как это можно помыслить?

— Я не знаю, что сказать, — смущённо признаётся мой ученик.

Вот именно.

А ведь я свой «идиотской историей» прямо-таки подталкиваю его к осознанию факта: мы неправильно представляем реальность!

Даже когда мы её правильно понимаем – мы не правильно её описываем, не правильно представляем.

Наше сознание затиснуто в «объёмную геометрию» материи, это мешает сознанию правильно осознать реальность реальности.

И мы не можем осознать, что живём не в пространстве, а во времени, и что единственная реальная реальность бытия – это СО-БЫТИЕ!

Совместное бытие. Взаимодействие.

Бытие, совпадающее «во времени и пространстве».

 

Вот так… вот так и получилось.

Западная цивилизация, доминанта современного человечества, как будто результат синтеза двух культур – Древней Эллады и Иудеи… — а?

Ну да, синтез молока и уксуса… иудео-христианский мир.

При любом «новом измерении» — всё та же трещина в сознании, которую полагается не заметить, перешагнуть – и всё.

И при этом мы не понимаем природы вещей, и, самое главное – мы не понимаем, что такое мы… зачем – мы.

И мы создали цивилизацию, технологию, технику.

Мы подчинили себе материю (полагаем, что подчинили), принцип «теплового кольца» действует неукоснительно.

Писатели пишут книжки, композиторы сочиняют музыку, учёные исследуют свойства реальности, и физики-теоретики (вот молодцы!) вплотную подойдут к этой трещине, и даже как будто увидят её, но – по-детски старательно попытаются замазать её, заткнуть, заштукатурить.

Ну да, изобретут «специальную теорию относительности», забыв при этом предупредить остальное «просвещённое образованное человечество», что имеется в виду не свойство реальности, а – свойство того способа описания реальности, который окончательно утвердился в человеческом сознании после Декарта.

Всего лишь.

(А. Эйнштейн написал Чарли Чаплину восторженное письмо, вы гениальный человек, ваше искусство близко и понятно людям во всём мире, в ответ Чарли Чаплин пишет, что А. Эйнштейна гораздо более гениален, поскольку его теория не понятна никому, а, тем не менее, его имя известно всем)

Вопрос: Мог ли Бог создать этот мир как-то иначе? – показывает, что он, А. Эйнштейн, как будто УВИДЕЛ трещину… почувствовал неладное… честно попытался осознать… и

– узнаю свою четвёртую часть по неистребимой настырности и лукавству! – вместо того, чтобы спросить: а возможно ли как-то иначе описывать и понимать реальность? — …вместо того, чтобы критически посмотреть на себя – … да, всё та же неистребимая подсознательная уверенность в собственной «богоизбранности».

Ну да, всё та же уверенность в своей правоте… в своём праве на обладание истиной.

А ведь был близок!

Не случайно же появилось уравнение фотоэффекта!

Что же касается свойств самой реальности, то тут – всё честно, настоящим учёным не свойственно лукавство: «мы не понимаем того, что изучаем».

А банкиры-финансисты – богатеют, старательно соблюдая утверждённый иудаизмом принцип «деньги в рост».

Ну да, стремление освоить «новое измерение» бытия – при неумении (нежелании) осознать трещину в осознании сознания.

Не заметить своё непонимание реальности.

И предчувствовать вселенского масштаба катастрофу, «гнев Божий» — как справедливое наказание за невнимательность, беспринципность и безответственность.

Ученики — и ленивые, и лукавые, и стеснительные, и совестливые, — всякие — поймут, что такое настоящий Учитель и в чём смысл учения, и что «страх божий» — это не пустые слова, даже если они написаны с маленькой буквы.

 

Вернёмся к началу.

Я, Зенон из Элеи, ученик Парменида из Элеи…

Элея — город небольшой. Не Афины, нет.

Все друг друга знают с детства, всё знакомо, проверено временем, и есть основания для чувства собственного достоинства:

Мы никуда не спешим!

Это в Афинах все, словно муравьи в растревоженном муравейнике… им вечно чего-то не хватает, им надо больше… им всегда хочется больше.

Проходя по рядам афинского рынка, Сократ заметит: Просто удивительно, сколько на свете есть вещей, без которых я спокойно обхожусь.

Великий Афинянин. Афины не простят ему.

Зато у нас можно думать без помех… сидеть в тени под оливой и смотреть, как рабы перетаскивают мешки с зерном из складов на корабли.

Но вот что интересно: оказывается, что увидеть – это одно, а вот объяснить увиденное – это совершенно другое.

Это удивительно: для всего действительно интересного, что достойно внимания, слова – не столько помогают, сколько – мешают.

Как это говорил Эзоп? — «Самое прекрасное и самое ужасное, самое правдивое и самое лживое…»

Что должен делать человек, когда он увидел то, чего не замечают другие?

Он должен раскрыть глаза – остальным… смотрите, вот!

Да, открытие, если угодно…и мне нужно об этом рассказать, нужно поделиться – иначе какой смысл в моём открытии?

Так устроен мир: если я узнал что-то новое, мне необходимо рассказать об этом другим… так устроен мир.

Ну да, это – про «новое измерение».

Но для этого надо, чтобы тебя хотя бы услышали… выслушали…

Вот почему нужна своя школа… ученики, которым я буду показывать то, что мне удалось увидеть.

Но как сказать о том, о чём сказать практически невозможно, потому что нет слов, приспособленных для этого?

Словами хорошо обозначать предметы – вот рука, вот дерево, вот дом…

Как выразить словами, что значит – «быть здесь и не здесь»?

 

И вот — я рисую ореховым прутиком на песке…

… и пока я рисую, мысль моя возвращается к вопросу, давно меня занимавшему: как мы понимаем выражение устремлённого к нам взгляда?

Взгляд, устремлённый к нам – это посылка, сообщение, и – непременно же – это и действие, потому что в нас непременно же возникает некая реакция на устремлённый на нас взгляд.

 

Т.е. уловленный взгляд и наша на него реакция – это нечто одно, общее, это – на одном поле… всё вместе – со-бытие, совместное бытие…

 

Человек сложнее, чем мы можем об этом думать.

Определить человека невозможно, Протагор даже и не пытается это делать, зато очень мудро утверждает, что «человек есть мера всех вещей – существующих в том, что они существуют, и не существующих – в том, что они не существуют».

 

Вещь, которая не существует – вот что интересно…

Как это можно понять? Говорить о том, чего нет?

Только через понятие со-бытия…

…а если мы всё-таки говорим о чём-то, чего нет в вещественном мире, что невозможно потрогать, то это значит, что оно есть, но…

Непроявленно… всего лишь как возможность быть.

 

Эту «возможность быть» физики-теоретики предельно выхолостят, удалят оттуда «жизнь» и предъявят «просвещённому человечеству» в качестве понятия о потенциальной энергии, и один проницательный человек заметит, что мы, нынешнее человечество – это «цивилизованные, обременённые полузнанием дикари» (И.С. Шкловский).

 

(то, что мы ведём себя как дикари – это несомненно… все эти «айфоны» и «айпеды» и пр. нынешняя информационная нано-мишура — те же стеклянные бусы, разноцветные шарики, кусочки материи, которыми европейские мореплаватели завлекали туземное население на африканских побережьях)

 

Протагора надо бы поправить: СО-БЫТИЕ ЕСТЬ МЕРА ВСЕХ ВЕЩЕЙ, и человек – это участник события.

Тут – тонкое место. Участник – или свидетель – или – инициатор, ИСТОЧНИК … ПРИЧИНА события?

Как говорить о том, что – НЕПРОЯВЛЕНО?

 

ПЯТАЯ СТУПЕНЬ

 

Когда у нас дома появились муравьи, и нужно было решить, откуда они взялись, легче всего, конечно, было сказать, что, приползли откуда-то.

Мол, жили где-то, а теперь сюда перебрались, к нам.

Дом-то старый, при царе-батюшке построен, стены метровой толщины, кирпичная кладка, выдержала всё, вплоть до коммунистических преобразований правил общежития, вплоть до блокады с артобстрелами.

Т.е. в основном вертикальном смысле – надёжно в высшей степени.

Зато в горизонтальном – проблемы. Полы в квартире все наклонные, в каждой комнате – в свою особую сторону, я это давно приметил, ещё в детстве.

Деревянные балки, вот в чём дело. А дереву свойственно загнивать, особенно когда коммунистические преобразования жилплощади, вот на гниль муравьи и потянулись.

Но предложить такое объяснение я не мог, сразу по нескольким соображениям.

Во-первых, не совсем педагогично, настраивает на какой-то изначально грустный лад.

А зачем? Куда спешить?

И потом, неровён час, нарвёшься на что-нибудь этакое: а откуда они узнали, что у нас тут гниль? Кто им сказал?

Нет, слишком рискованно.

И потом, это означало однозначно утвердить в сознании ребёнка декартову объёмную геометрию, в которой всё сущее сотворено раз и навсегда, и нет места «чуду», и нет места «божьему промыслу».

Нет места жизни – другими словами.

Этого я допустить не мог.

И я сказал:

Из воздуха.

 

Получалось довольно логично: всё живое появляется только там и только тогда, где и когда складываются удобные для этого обстоятельства.

ПОДХОДЯЩИЕ, СООТВЕТСТВУЮЩИЕ.

Понимаешь, говорю, это как трава весной. Пока зима и снег, для травы неподходящие условия. А вот когда снег сойдёт и земля немножко прогреется – тут же начинает расти трава. Сидят себе зёрнышки в земле и чувствуют: вот, пора… и прорастают.

— А мы? – спросила дочка.

Что ж… пришлось утвердить и это: мы тоже.

А? Что?

Не надо смеяться… у меня с головой всё в порядке, вы лучше о своей голове подумайте, какой там у вас порядок.

То, что мы – из воздуха, — это смешно?

А то, что деньги… финансы… капиталы – из воздуха – это как, не смешно?

А то, что мы не понимаем, не умеем понять, что всё наше бытие – со всеми его особенностями и качествами – есть некая целостная система, подчинённая неким общим закономерностям, и наша деятельность тоже должна подчиняться этим же закономерностям – это вам не смешно?

Финансовый сектор экономики – это не смешно?

А то, что на нас накатывается ощущение абсурдности происходящего – во всём мире, во всей цивилизации – это не смешно?

А то, что мы до сих пор не умеем понять христианских теологов, утверждающих, что всё – от Бога Отца, и Сына, и Святого Духа – при том, что и сами христианские теологи — непонятно, разобрались ли они в этом правильно и до конца — это вам не смешно?

Кто из вас честно скажет, что всё понял, во всём разобрался и – может объяснить?

 

Впрочем, как угодно…

Можно и посмеяться, смех — дело хорошее. В меру, к месту… что ж, я и сам не прочь.

Между тем продолжу:

— Мы тоже из воздуха — сказал я. — Для нас же тут подходящие условия, — рассеивал я последние сомнения, — правда?

 

Вообще-то условия могли бы быть и получше, это правда.

Но – учительская зарплата… рабское, в сущности, положение в обществе…

Тебе не повезло с родителями, дочка.

Но с другой стороны – есть вода, есть тепло, есть свет… не так уж мало, согласись.

И вовсе необязательно смотреть на тех, кто живёт лучше.

Комфортнее, скажем так.

К тому же, есть и те, кому куда как хуже, чем нам, согласись.

 

Конечно, я лукавлю.

О моём лукавстве написал Эзоп, да. «Лиса и виноград». Это ещё до христианства.

Но разве я – одинок? Разве один такой?

Разве христианство не сделало это лукавство нормой жизни?

Разве не христианство утвердило декартово понимание реальности, заключив сознание в клетку объёмной геометрии, где время – это какое-то надуманное, вымученное искорёженным сознанием четвёртое измерение, уравненное в правах с тремя «пространственными», что лишает само понятие «ВРЕМЯ» какой бы то ни было содержательности… а?

Что — христианское вероучение позволяет решить загадку Зенона из Элеи?

А? Что?

 

Вообще-то правильнее было бы сказать – из эфира.

Не из воздуха, а – из эфира.

В эфире живут древнегреческие боги, управляют всем проявленным сущим.

Но пытаться объяснить ребёнку, что такое эфир и боги – это слишком.

 

А предела совершенству – нет, как известно.

В общем, получалось довольно стройно: любой вид жизни появляется только тогда и только там, где создаются подходящие для этого условия.

В любой точке «пространства» содержатся семена – ВСЕГО… везде есть всё – но проявляется в вещественных структурах только то, для чего есть соответствующие условия.

Подчёркиваем усиленно: В ЛЮБОЙ ТОЧКЕ декартовой объёмной геометрии – содержатся ЗАРОДЫШИ ВСЕГО… всех форм и видов… — в абсолютно любой.

 

Не «зародыши», а – «возможность»…

В любой точке содержится ВОЗМОЖНОСТЬ всех форм и видов, но проявляется только то, для чего есть подходящие условия.

 

Само т.н. физическое пространство есть ничто иное, как ВОЗМОЖНОСТЬ БЫТЬ – для ВСЕГО — были бы подходящие условия.

 

Косвенно это свойство реальности нашло выражение в представлении о потенциальной энергии… отсюда же и наше – ПРОМЕЖУТОЧНОЕ – предложение рассматривать так называемые электромагнитные волны как волны потенциальной энергии.

Предложение правильное, только не затрагивает существа дела, не втягивает в поле внимания представление об эфире.

 

Наше ВНИМАНИЕ – тоже важное обстоятельство.

Главное – чтобы к этой точке было обращено наше внимание.

 

Опыты телекинеза Н. Кулагиной и других «сверх-способных» лишь приоткрывают дверь… указывают направление. Значение и смысл эфира.

МЕСТО – это не точка в декартовом объёме, а точка, в которой сходятся благоприятные соответствующие различные обстоятельства.

И любой объект вырастает – в этом МЕСТЕ, из этой ТОЧКИ СХОЖДЕНИЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ – как дерево из земли, корневая система – в обстоятельствах, питательные соки, вода и пр.

Свято место пусто не бывает, да.

 

В этом — ПРИРОДА ИНЕРЦИИ.

 

Появление вещественной структуры – это событие космического масштаба, космического значения.

Своей корневой системой это дерево ЗАКРЕПЛЯЕТ в этом месте соответствующее совпадение обстоятельств.

Да-да, именно как дерево на склоне оврага, например.

Сами вещественные структуры ОРГАНИЗУЮТ — самим фактом своего существования – «пространство объёмной геометрии»… «композицию кадра».

Своей «корневой системой» ЗАКРЕПЛЯЮТ соответствующие обстоятельства, своё положение «во времени и пространстве» (т.е. – относительно других вещественных структур), и получается как раз то, что мы привычно называем инерцией.

 

По смыслу здесь же и понятие – «ПОЛЕ».

У нас принято думать, что есть два вида материи – вещество и поле.

А мы говорим, что любая вещественная структура – это «дерево, растущее из земли», и поле – это область пространства, в которую внедрена корневая система дерева.

А эфир – это…

 

ШЕСТАЯ СТУПЕНЬ

 

 

— А откуда берётся пыль? –

Вот!

Детская любознательность – ценнейшая вещь.

Дети замечают то, на что мы уже давно привыкли не обращать внимания.

Вспоминается сценка на моей первой студенческой стройке, мы прокладывали линию электропередачи на островах Онежского озера, развозили вдоль трассы пропитанные креозотом столбы, конная тяга, старый мерин, кое-как тянущий оглобли, при любом возможности застывающий на месте в своей лошадиной дрёме, и как к нему подбегают игривые, ещё не знающие упряжи молодые лошадки, почти жеребята, и как он не обращает на них никакого внимания.

Да, примерно так.

Наше восприятие реальности и что с ним происходит.

 

— А откуда берётся пыль? –

Чистосердечное детское внимание, знак стремления к истине.

Сознание стремится к постижению истины, и, пока мы его не искалечим своим мировоззрением и образованием – у него есть шанс.

 

— А откуда берётся пыль? –

Действительно. На прошлой неделе всё старательно протирали, и вот – опять…

Откуда эта напасть?

Тут уже дерево, растущее из земли, не поможет.

Собственно, тут мы и подходим к самому главному… к смыслу эфира.

Предельно кратко: вся физическая реальность – это постоянно действующая «строительная площадка». На любой стройке всегда есть строительные отходы, мусор и пр. – правда? Вот это и есть пыль, строительные отходы мира вещественных структур.

Не понятно?

Ну, хорошо… Вы кино видели?

Знаете, как оно устроено? Знаете, что есть кинолента с раскадровкой, звуковая дорожка сбоку, и пр. — ?

И то, что на экране представляется непрерывным, на самом деле есть лишь последовательность статических экспозиций – понимаете?

Вот то же самое и с физической реальностью, с нашим миром вещественных структур. Всё, что представляется нам как непрерывное, постоянное, «всегда здесь» — на самом деле является последовательностью импульсов.

Да, материальных импульсов, оформленных в вещественные структуры.

Мы сами?

Так и мы тоже, разумеется.

Всё наше вещественное «добро», всё, что дарит нам ощущения «натуральной естественной жизни» – от самых чудесных до самых отвратительных — существует в пульсирующем режиме, который мы не замечаем точно так же, как не замечаем смену кадров в кино.

Как не замечаем вращение нашей планеты.

Как не замечаем воздух, которым дышим.

Тем не менее мы ведь твёрдо уже знаем, что воздух – есть, и что земля вращается вокруг своей оси, и что кино – это последовательность статических экспозиций.

Физическая реальность – это постоянно действующая строительная площадка.

 

Ничего-ничего… мы же ничего определённо не утверждаем, лишь предлагаем некие ДОГАДКИ… предъявляем то, что нам подсказывает наша интуиция (а она, между прочим, редко нас подводит)

Ну, хорошо… чем мы заняты?

Мы ищем новый способ объяснения и понимания реальности.

Той самой реальности, в которой мы существуем, в которой, наряду с понятным существует непонятное, необъяснимое… в которой мы, в конце концов, не понимаем сами себя.

И мы надеемся, что всё НЫНЧЕ непонятное при этом – НОВОМ – способе понимания реальности станет понятным и само собой разумеющимся.

 

Да остановитесь вы хоть на минуточку… присядьте у нашего огонька.

Или – на берегу Эгейского моря, в тени оливы.

Куда спешить?

Казалось бы – очень простая мысль: если традиционный привычный способ описания (и, следовательно – понимания) реальности не позволяет ответить на самые важные, насущные вопросы…

…если вся наша индустриальная цивилизация в целом напоминает прожорливого хищника-паразита, поглощающего богатства «Божьего творения» исключительно в целях собственного удовольствия…

…если весь т.н. «прогресс» осуществляется опять же исключительно в целях обретения собственного удовольствия, и при этом мы не умеем ответить ни на один по-настоящему важный вопрос (что такое жизнь, в чём смысл наш и пр.)…

… и при этом отчётливо просматриваются как уже состоявшиеся, так и грядущие катастрофы – техногенные, геополитические, экономические, военные и пр.

… и если при этом возможны как религия, так и атеизм – взаимоисключающие состояния сознания …

…и если «верующие» («религиозные») не могут (не умеют) договориться между собой, и конфликты межконфессиональные устранимы не больше, чем конфликт между «верующими» и «неверующими»…

…и если ты, осознавая всё вышесказанное, ты предполагаешь, что причина всех этих неустройств и неладностей нашего бытия («цивилизованных, обременённых полузнанием дикарей») кроется в самом строе нашего сознания, расколотого той трещиной, бесконечно глубокой, которую обнаружил ещё Зенон Элейский —

— то НАДО ПОПЫТАТЬСЯ по-новому понять реальность и себя в этой реальности!

Попробовать найти иной способ описания реальности, иной метод.
Не смиряться – согласно церковной какой-то традиции, а, напротив – поднять бунт.

ВЗБУНТОВАТЬСЯ.

Да, устроить новый большевистский переворот, захват власти.

Ну, или – петровские реформы, если угодно.

(последнее, конечно, предпочтительней – по всем основаниям и направлениям).

 

Да, по-новому ОСОЗНАТЬ мироздание и себя – в нём.
И чем разительнее (возмутительнее, «бредовее») будет отличие от всего привычного, традиционного, как бы само собой разумеющегося – тем лучше, тем больше вероятность найти действительно новый подход, новое понимание реальности.
Вот и всё. Это – магистральная, главная мысль, очень простая и понятная.
А «новое – это хорошо забытое старое», — как известно.
Пифагор, Сократ, Платон…Зенон Элейский… — разве не убедительно?

 

 

СЕДЬМАЯ СТУПЕНЬ

 

«Я прекрасно знаю, что это такое, пока не начинаю об этом думать»

Блаженный Августин

 

Наше ОЩУЩЕНИЕ времени… завораживающее тиканье настенных часов — «ходиков» на стене сельского дома… песчаной струйкой в песочных часах… игрой водяных струй в реке… движением облаков…шелестом тростника… шумом ветра в вершинах деревьев… тишиной и покоем — на погосте, над отеческими могилами…

Ах, как красиво.

Поэтично.

 

Быть деревом

на высоком вольном месте

шуметь головой на ветру

приветствуя солнце

и слышать

как течёт время

 

 

 

Получается так: не мы «движемся во времени», а «время» – потоком энергии — сквозь нас, и так же – параллельным потоком – информации, и тоже – сквозь…

И этот ПОТОК ВРЕМЕНИ производит соответствующие – НАШИМ СВОЙСТВАМ – ИЗМЕНЕНИЯ В НАС – в клетках нашего тела… в нашем умонастроении… в нашей психике… в наших поступках…

Да, получается, что не мы приходим к Будущему, а Будущее «наплывает» на нас, «вливается» в нас, питая наши свойства и качества, и, возможно, в какой-то мере даже определяя их.

И вот мы уже никуда не «летим» (на планете – вокруг Солнца, вместе с Солнцем – вокруг центра Галактики, и пр.), и мы уже – не путники и странники, заблудившиеся во Вселенной, и не пассажиры в одной лодке…

Нет, мы – лес, деревья… корневой системой – фиксируемся в пространстве обстоятельств, строением своих тел, формой ветвей сохраняем свою видовую исключительность, и – что за плоды мы приносим?

А плоды – это результаты нашей деятельности, что ж ещё.

«По плодам их узнаете их».

Главное — мы наконец-то нашли своё место, и теперь можно внимательно всмотреться в себя и в окружающее.

 

Да, внимательно, не спеша.

Что такое наша реальность?

Прежде всего – «Я»…

«Я есть».

Абсолютный центральный пункт – сознания, познания, мировоззрения и пр.

Затем – желания, чувства и мысли…

Ещё — ощущения, ошибочно и бездумно именуемые чувствами.

Ощущениями мы «внедрены» в мир вещественных структур, и – через них – в материю как «праматерь вещества», — как дерево корнями – в землю.

И это и есть наша самая достоверная привязка к Настоящему.

Наши ощущения – это убедительное доказательство реальности Настоящего.

 

Наши чувства?

Сложные явления реальности, да.

С одной стороны – привязаны к ощущениям, цветы на клумбе.

Мысли?

А для них наши чувства – та же клумба.

Желания?

(«Почему всё живое хочет жить?» — вопрос как ответ, космической высоты и силы звук… пронзительная нота – сквозь всего тебя… потому что желание жить – это и есть «основная несущая» нашей реальности.)

Действия, поступки?

 

Ну да.

Ветшающее жильё в богом забытой сфере ЖКХ, новые жилые кварталы «с удобной планировкой» – по ценам, невероятным для человека, двадцать лет отдавшего делу образования подрастающих поколений.

Слабеющее зрение, уходящее здоровье, ощущение безнадёжности положения.

Улыбающийся вновь избранный президент.

Перспективы обновления и модернизации.

Кандидат в мэры Астрахани, в знак протеста держащий голодовку.

(если он умрёт – будет повод спросить лично у президента: Тебе хорошо? У тебя всё в порядке?)

Норвежский стрелок, перестрелявший семьдесят соотечественников, тоже в знак протеста. Идеи мультикультурности несостоятельны, молоко разбавляют уксусом, какое-то жидкое дерьмо, не годится к употреблению.

Стрелка взяли под стражу, теперь стараются понять, как такое могло получиться.

Взяли под стражу и трёх наших девушек, сотворивших «панк-молебен» с церковного амвона. «Богородица, прогони Путина!»

Теперь надо сообразить, почему эти девушки должны быть в тюрьме.

Нападки на русскую православную церковь и мерзкое богохульство, да.

 

Ощущение абсурдности, несоразмерности и несуразности.

Трещина на поверхности сознания, обнаруженная Зеноном Элейским, превратилась в пропасть, глубина которой теряется в кошмарном леденящем мраке.

Кризис цивилизации потребления.

Предприниматели ломают себе голову, пытаясь понять, что бы ещё такое произвести, чтобы товар – покупали… где рынки сбыта?

Какой смысл что-то производить, когда все прилавки и так завалены товаром?

А если не производить, то – остановка производства, безработица, всеобщий хаос и кошмар. Где выход?

Кому сказать спасибо за такую организацию жизнедеятельности человечества?

А подростки выпрыгивают из окон, доводя до абсурда христианское положение, что впереди – жизнь вечная, а тут – суета сует и всяческая суета, бесперспективно и безвыходно, и чем быстрее это кончится – тем лучше.

Кому сказать спасибо за такое-то уморасположение, если не всей системе образования?

 

 

 

 

 

«Прервалась связь времён», и «время», символом «t» входящее в состав физических формул — это фиговый листок, прикрывающий наш стыд «цивилизованных, обременённых полузнанием дикарей».

Совесть? Стыд?

А что это такое, где это такое?

Ах, да… «зеркало русской революции»… граф Лев Николаевич Толстой… да.

 

СЕДЬМАЯ СТУПЕНЬ

(вторая попытка)

 

Вот – кино, да?

Помимо всякий технологии, это ещё и — и прежде всего! – СЦЕНАРИЙ.

Сначала сценарий, а уже потом всякие натурные и павильонные съёмки, монтаж, озвучивание, и много ещё всякой технологии – прежде чем мы, разместившись в зрительном зале, увидим на экране какие-то события, поступки, действия, явления и пр.

Или – опять же — стройка, сооружение нового здания.

Сначала – проект, всяческая документация.

И всё это — и сценарий, и всяческая проектная документация – всё это где-то содержится, хранится… правда?

Ну, ещё раз.

Время, символом «t» входящее в формулы кинематики и понимаемое как одно из измерений «четырёхмерного пространственно-временного континуума» – такое «время» нас, конечно, мало интересует… совсем не интересует – ввиду совершенной своей бессодержательности.

Всё тот же атрибут «объёмно-геометрического» описания реальности, годится только для обеспечения нашей практической жизнедеятельности.

Во-вторых… заметим: живём-то мы не столько в «пространстве», сколько – «во времени». И даже не столько «во времени», сколько – «вне времени» т.е. – в каком-то своём, личном времени… в чём-то своём, личном, подчас трудно встраиваемом в общее для всех, и для чего слово «время» как будто не очень и подходит, а никакое другое как-то на язык не подворачивается.

Разве что – Бытие.

Бытие – это и есть содержание времени.

Тогда зачем само слово «время»?

А за тем, чтобы определённо утвердить, что Бытие – это понятие не скалярное, а векторное!

Время – это утверждение понимания векторности Бытия как основного свойства.

Иными словами – необратимость.

Рождение, младенчество, детство, отрочество, юность, возмужание, зрелость, и … — к закату, к закату… — только ТУДА, и никогда, ни в каком исключительном варианте – обратно.

 

Ничего нового?

Пусть ничего нового, согласен.

Так ведь я и не утверждаю, что открыл что-то новое.

Я утверждаю лишь то, что всем и так хорошо известно, настолько известно, что привычно не замечается.

Детская любознательность, всего лишь.

Кое-что не высвечивается нашим вниманием, не хватает мощности излучателя, не тот угол зрения… подождём.

 

Итак:

«Я прекрасно знаю, что это такое, пока не начинаю об этом думать»

Время – вот истинное пространство нашего Бытия.

Когда-то подобным соображением я «сразил» аспирантку кафедры марксистско-ленинской философии, которой было поручено провести с нами, аспирантами-заочниками и соискателями, семинарское занятие по диалектическому материализму.

  • Времени как чего-то самостоятельного вообще не существует, и никакой такой однонаправленной оси времени нет, всё это мы сами придумали, чтобы упорядочивать нашу деятельность. Есть только мы, и – наша деятельность!

Это было моё тогдашнее «открытие»… я только что познакомился с Зеноном (а незадолго до этого – с Паскалем, с Ньютоном и Лейбницем знакомства ещё не было), я убедился, что они оба – и Зенон и Паскаль — правы, и очень всем этим гордился…

 

  • У вас идеалистическое мировоззрение, — удручённо констатировала аспирантка кафедры марксистско-ленинской философии после нескольких безуспешных попыток подавить моё свободомыслие.

 

Между прочим, у свободомыслия тогда был особый вкус, сейчас такого вкуса уже нет, повыветрился.

А в те-то времена обвинение в идеализме — это было серьёзно.

 

Вот – воспоминание… память… что это?

Откуда это? Где это? Не будем же мы, в самом деле, утверждать, что всё это – где-то в клетках нашего головного мозга.

 

…и вспоминается-то как живо, даже аудиторию помню – небольшая захламлённая комната на втором этаже… помню красные пятна на щеках аспирантки, безуспешно пытавшейся «обратить меня в истинную веру»…

 

Сам факт воспоминания – разве это не РЕАЛЬНОСТЬ?

Факт действительности. Моей действительности. Нашей действительности.

Стало быть (пытаемся разработать понятие «время», да?):

Прошлое – это не то, что «было и прошло».

Да, и было, и прошло, и при этом — никуда не исчезает бесследно.

Нет, это не кусочек сахара в стакане горячей воды, нет-нет.

 

Складывается документ к документику, всё – в папочку, и – на полку в архив. Мы об этой папочке можем и забыть, внимание к чему-то другому привязать, насущному, злободневному… папочка с документиками, листочек к листочку – никуда не исчезает, это надо понять твёрдо.

 

«…и горько жалуюсь, и слёзы лью, но строк печальных не смываю…»

 

Да и как смоешь!?

Не в нашей власти, ни одной буквы, ни одного словечка не изменить в тех документиках, в папочке-то… НЕТУ ДОСТУПА!

Там такие крутые ребята заправляют… такое космическое вселенское «частное охранное предприятие», и близко не подступишься, не надо иллюзий.

 

«…о совесть лютая, как тяжко ты караешь…»

 

Зачем эта «лирика»?

Да как же… как же иначе?

Как же иначе, когда «человек есть мера всех вещей»?!

Мы, от нас, через нас – всё.

Мы даже не представляем себе – НАСКОЛЬКО ВСЁ – от нас.

«…друг Горацио, на свете много такого, о чём мы даже не можем помыслить…»

 

(впрочем — при нашем миропонимании, нашем образовании… «цивилизованные, обременённые полузнанием дикари»… чего от нас – таких – ждать?)

 

Итак:

— Прошлое – «есть», оно никуда не исчезает, оно всё время с нами – вне зависимости от нашего желания.

— Будущее? То, чего ещё нет, но что – непременно будет.

В том или ином образе, виде – но непременно будет.

Иное — немыслимо.

«Никогда так не было, чтобы никак не было».

Стало быть: и Прошлое и Будущее – это факты реальности.

 

Настоящее – это взаимодействие Прошлого и Будущего.

Нет, не результат, а именно процесс.

Да, процесс взаимодействия – того, что было, и того, что будет.

 

(конечно, проще-то было бы сказать, что Будущее – это результат нашей деятельности, прямая понятная логика, но… видите ли… результат-то нашей деятельности – это уже, извините, Прошлое, получается змея, кусающая себя за хвост, замкнутая система, а мы как раз и хотим систему-то разомкнуть)

 

Сознание?

Вообще-то оно преимущественно располагается в Прошлом и Будущем, а Настоящее лишь констатирует.

«Есть» — начало отсчёта, нулевая отметка в нашей системе координат, распространённой в «Было» и «Будет».

Да, зеркальная симметрия, да.

 

Ничего нового?

Ну вот, опять.

Да я ведь – повторюсь – и не утверждаю, что открыл что-то новое.

Всего лишь актуализирую детскую наивную пытливую любознательность и чистосердечную бескорыстную надежду всё понять и во всём разобраться.

Только и всего.

 

В Прошлом мы ничего изменить не можем, оно не зависит ни от нашего отношения, ни – от желания… оно – вне нашей возможности.

Будущее?

А вот тут возможны варианты.

Во-первых, слово «судьба» — оно ведь не случайное, не пустое слово.

«Рок».

«На роду написано» — тоже не случайно… а? Как вы думаете?

И «яблочко от яблони» — тоже…

А у древних греков были специальные богини (Иринии, кажется), которые пряли нити судьбы…

 

Многое, очень многое говорит за то, что СЦЕНАРИЙ – есть.

Некоторые проницательные люди при этом утверждают, что этот СЦЕНАРИЙ – не что-то окончательно утверждённое, понимаете?

Скорее – предложение, тебе – предлагается… а утверждаешь-то, свою разрешительную подпись на первом листе – ставишь ты сам.

А можешь и не согласиться, не разрешить.

Твоё право.

(христианские богословы не случайно подчёркивают про свободу выбора… ты – САМ выбираешь, САМ утверждаешь… и, наверное, не случайно подчёркивают, что эта свобода выбора – высшая ценность нашего человеческого бытия)

 

Если этот СЦЕНАРИЙ ты не утвердил – тебе тут же предлагается другой, это — непременно. «Никогда так не было, чтобы никак не было».

Теперь вы понимаете, почему мы не хотим понимать Будущее как результат нашей жизнедеятельности, а отводим ему некую самостоятельную особую роль, и статус этой роли – ничуть не меньший, чем у Прошлого, т.е. – некая вполне самостоятельная составляющая реальности.

Конечно, для атеистов-материалистов всё это – дичь и чушь… но это уже – их проблемы, их выбор.

А мы свой выбор давно сделали – в здравом уме и крепкой памяти.

 

Будущее содержит ВОЗМОЖНОСТЬ.

Есть варианты, понимаете?

Можно выбрать, определиться.

 

Если в Прошлом мы ничего изменить не можем, то в СЦЕНАРИЙ… в РАСКАДРОВКУ-то – мы, пожалуй, можем там кое-что изменить.

 

От нас зависит.

От силы и точности (ПРАВИЛЬНОСТИ) нашего желания.

Вот вы всё про чувства, мысли… тогда как правильнее – говорить о желании.

«ХОЧУ» — вот исток всего, вот откуда действие, вот та клумба, на которой цветы – мыслей, чувств и прочей сентиментальности.

И мысли, и чувства – по большому счёту – это всего лишь «сопутствующие товары»… ну, или – бесплатное приложение к основному, обязательно необходимому: к твоему ХОЧУ.

 

«Вселенная – это не имеющая границ сфера, центр её всюду, периферия нигде»

Паскаль, «Мысли», 72

 

Уточняем мысль Паскаля, конкретизируем в духе времени:

 

ВСЕЛЕННАЯ СУЩЕСТВУЕТ В ПУЛЬСИРУЮЩЕМ РЕЖИМЕ.

Примерно так:

Первый такт — «есть», скрепляется ощущениями, «физическая реальность» (НАСТОЯЩЕЕ)

Второй такт — отсутствие «физической реальности», только «было» и «будет», фиксируется мыслями и чувствами – в соответствии с ХОЧУ (ПРОШЛОЕ и БУДУЩЕЕ)

Третий такт – опять «есть», скрепляется ощущениями, «физическая реальность» (НАСТОЯЩЕЕ)

Четвёртый такт – опять отсутствие «физической реальности», только «было» и «будет», фиксируется мыслями и чувствами – в соответствии с ХОЧУ (ПРОШЛОЕ и БУДУЩЕЕ)

Пятый такт — опять «есть», скрепляется ощущениями, «физическая реальность» (НАСТОЯЩЕЕ)

Шестой такт — опять отсутствие «физической реальности», только «было» и «будет», фиксируется мыслями и чувствами – в соответствии с ХОЧУ (ПРОШЛОЕ и БУДУЩЕЕ)

Седьмой такт — опять «есть», скрепляется ощущениями, «физическая реальность» (НАСТОЯЩЕЕ)

И – т.д.

 

Я же говорю: как в кино.

Кадр за кадром – постоянная смена статических экспозиций, на экране – непрерывное действие, никаких остановок для смены декораций и экспозиций.

Сознание?

А при чём тут сознание?

Это кино без нашего участия спроектировано и изготовлено.

Сознание способно лишь увидеть… констатировать… догадаться… а раскадровка-то – она практически без нашего участия… да и вообще – всё кино.

Что такое кино?

Модернизированный «в духе времени», приспособленный для «массового потребления» театр, сведение к минимуму взаимной общей ответственности.

Тупо жуй свой попкорн и смотри на экран, и дело твоё телячье.

 

«Весь мир – театр, и люди в нём – актёры».

Так ведь об этом и разговор: разве только исключительно актёры?

Разве нет возможности вмешательства в сценарий?

В принципе-то… именно – в принципе – разве нет?

 

ВОСЬМАЯ СТУПЕНЬ

 

Теперь надо бы про эволюцию.

Ну, кое что придётся отрепетировать… повторить, да.

Примерно так, для завязки разговора.

Опыт практической жизнедеятельности свидетельствует: любая инженерная конструкторская разработка начинается с ИДЕИ…

Нет, не так.

Всё начинается с «ХОЧУ».

С осознания потребности.

Вначале – осознание потребности, а уж потом — идея…

Потребность – это «что», идея – это «как».

Впрочем, осознание потребности – это не инженерная работа…

Это – ТАМ… «в политбюро». На Олимпе.

(христианские теологи сказали бы, наверное – это от Бога-Отца)

При этом потребность — никак не «оформляется», она – лишь «осознаётся».

 

(исключительно реальность сознания, «чистое мышление», никакой связи с материей, т.е. с миром «физической реальности»)

 

Зато О-ФОРМЛЕНИЕ… ФОРМА…

А вот «оформляется» потребность – через идею, труд и пр. – в виде конкретной инженерно-конструкторской разработки.

Результат разработки — конкретное изделие.

Идея сначала оформляется в виде ТЕХНИЧЕСКОГО ЗАДАНИЯ, затем – в виде ЭСКИЗА, затем — МАКЕТА, соответствующего эскизу, затем начинается довольно трудоёмкий процесс отработки, испытаний и пр.

В результате появляются два – заметьте — не ОДИН, а как минимум ДВА конечных продукта:

— первый – само изделие, вещественная реализации исходной идеи, «оформленная» потребность,

— второй – комплект конструкторско-технологической документации.

 

По форме, внешнему виду и пр. — они совершенно различны, и объединяет их лишь то, что оба эти конечных продукта – это два способа реализации одной и той же ПОТРЕБНОСТИ, два способа «ин-формации» одной и той же исходной идеи — один – в форме вещественной, другой – в форме «символической».

При этом – обратите внимание: если исчез (сломался, сгорел, разбился и пр.) опытный образец – ничего страшного, построим другой, а вот если исчезнет ДОКУМЕНТАЦИЯ, архив сгорел или затопило или мыши сгрызли – вот это уже настоящая катастрофа.

Ещё особенность: если документация на производство трактора, скажем – то этот трактор можно строить в любой точке земного шара, были бы условия подходящие, и обязательно получится именно трактор, а не самолёт, скажем. И даже не гоночный автомобиль.

А можно и из области «художественного»… например — музыка.

Один продукт «творения» – это именно «музыка», т.е. собственно «звук», а другой – партитура, нотная запись этой музыки.

А с развитием техники звукозаписи – ещё и куча промежуточных вариантов, для которых даже не знаешь, какой знак выставить – плюс или минус.

Абсолютно выражена специфика нашего прогресса: исключительное бездарное потребление – при абсолютной же зависимости от материальных носителей.

Безответственность потребления – и в смысле информации, и в смысле энергии, — и в результате – ослабление ВОЛИ, напряжённости ЖЕЛАНИЯ.

Деградация человеческого сознания, да.

Я же говорю: абсолютная зеркальная симметрия.

Чем дальше в направлении технического прогресса – тем дальше в деградации сознания, тем дальше от смысла свого человеческого существования.

Спорно?

Хорошо, скажем иначе: чем дальше мы по оси безответственного потребления – тем дальше мы от истины.

Так лучше?

Итак:

— собственно «живой звук», непосредственное исполнение на музыкальном инструменте;

— партитура, нотная запись, исключительно «символическое», для неспециалиста ровным счётом ничего не значит, крючки какие-то с закорючками на линеечках.

(Примерно то же – в науке… научные формулы для непосвящённого – ничто)

Любой концерт – событие чрезвычайной важности.

Уникальное событие, надолго остаётся в памяти. На всю жизнь.

Отсюда – ответственность всех сторон.

Ответственность и взаимное уважение.

Чувство собственного достоинства.

 

Итак:

Результат любого творчества, любой разработки – ВСЕГДА! – оказывается представлен как минимум двумя видами «ин-формации»: как «физическая реальность», и — как «символическая реальность», т.е. – собственно «информация», которая «запоминается», «архивируется».

Стало быть, есть специальные учреждения – Хранилища, Архивы, Банки Данных… там и хранится всё «символическое».

Если понадобится вновь «удовлетворить потребность», из Архива извлекается соответствующая инженерно-конструкторская документация, всякие ТЗ и ТУ, и всё это отдаётся в производство, где и изготавливается новая партия требуемых изделий.

А если есть желание ещё раз послушать понравившуюся музыку, то – «заводят патефон», а в случаях исключительных — снова обращаются к оркестру.

(К КОМПОЗИТОРУ — ?)

И оркестранты опять достают партитуры, и настраивают свои инструменты, чтобы звучание было правильным, и появляется дирижёр, и вот — можно опять услышать музыку – именно ту, которую вы хотели услышать.

Это и есть «оформление» (удовлетворение) потребности… этого ИСХОДНОГО, НАЧАЛЬНОГО, ВЫСШЕГО – ХОЧУ… НАДО…

 

Таким образом, вся документация… собственно «информатика Мироздания»… — содержится в — ГДЕ?

Да в сознании, где же ещё.

Да уж точно не в физической реальности, точно – ВНЕ материи.

Да, такое вот вселенское ЦКБ – Центральное Конструкторское Бюро Мироздания.

Архив «небесной канцелярии» – чем плохо?

Или вы полагаете, что лучше «информационное поле»?

Да не названиях же дело!

Назовите как угодно, лишь бы смысл не потерялся.

 

Вообще восьмая ступень – очень ответственная.

Мы уже высоко забрались, и не дай Бог нам оступиться, поскользнуться и пр.

Вот слово, которое объясняет СМЫСЛ всего — ЭВОЛЮЦИЯ.

Мы вот на что не обратили внимание: на условия!

Видите ли… ничего нового, опять же – но как важно-то!

Чтобы появился трактор (гоночный автомобиль, самолёт, автобус – не важно) – нужно, чтобы прежде, задолго прежде – была создана собственно промышленность, индустрия.

Понимаете?

На протяжении длительного времени, три века как минимум, шла эта «промышленная революция», разрабатывались способы резьбовых соединений, преобразования тепловой энергии в механическую, получения электрической энергии и её преобразования в энергию движения, и т.д.

Понимаете?

Несколько веков человечество напряжённо трудилось, и в результате – появился трактор (самолёт, вездеход-амфибия, не важно).

И каждый из этих образцов – вершинных – технического человеческого творчества есть ничто иное как концентрированное выражение (оформление) тех пространственно-временных протяжённостей, которые предшествовали этому, и благодаря существованию которых этот конечный продукт и мог появиться.

При этом, если мы всмотримся в эти предшествовавшие протяжённости, то мы легко обнаружим, что составлены они из мозаики, где каждая крупинка – тоже результат свёртывания предшествовавших пространственно-временных протяжённостей.

Уже появление элементарного резьбового соединения – болт-гайка – предполагает и наличие развитой горно-добывающей промышленности, и металлургию, и технологию металлообработки, и соответствующую энергетику с информатикой…

 

Да разумеется, ничего нового.

Новизну мы сейчас сделаем, утвердив вот что: свёртывание пространственно-временных протяжённостей, резкое повышение концентрации энерго-информационной – это и есть основной принцип эволюции всего «материального мира».

Так из солнечной плазмы образуются атомы химических элементов и появляется царство минералов – атом-гидро-лито-сферы, так из «неживой» природы появляется царство биосферы (в свёрнутом виде содержит все «конструкторско-технологические наработки» царства минералов), так появляется человеческий организм – со всей нашей анатомией, физиологий, цитологией, неврологией и пр.

Вот почему образ пирамиды столь же обязателен в нашем ряду символов, как и крест.

Пирамида – наиболее точное выражение основного принципа эволюции.

Сведение пространственно-временных протяжённостей в НИЧТО, в вершинную точку, поднятую высоко над основанием – вопреки гравитации.

В этом смысл вертикали, да.

 

Да, поле – есть, но вовсе не в смысле «физической реальности», которая вся есть композиция из вещественных структур… да, именно смена статических экспозиций.

Поле – как тяготение ВВЕРХ, обязательное условие свёртывания пространственно-временных протяжённостей, приводящего к появлению НОВОЙ ФОРМЫ, с качественно иной плотностью энерго-информационного обмена.

 

Вернадский Владимир Иванович – прав, конечно… да, ноосфера.

Но, кажется, он, будучи естествоиспытателем, не придал должного значения ИСТОЧНИКУ поля, тогда как именно в понимании ГЛАВНОСТИ… собственно ПРИЧИНЫ эволюции… — и заключается существо дела.

Индусский БРАХМАН, китайское ДАО, христианская ТРОИЦА, исламский АЛЛАХ – вот выражения понимания необходимости этого «существа дела».

Иудаизм?

Вот тут – затрудняюсь… не специалист.

 

Что лежит в основе религии?

Понятное дело, ВЕРА.

Что такое «вера»?

Очень просто: осознание существования ИСТОЧНИКА ПОЛЯ как ПРИЧИНЫ всего сущего, и – попытка правильно понять «существо дела», и, наконец – правильно воплотить в своём существовании это ДЕЛО, стать его естественной органичной составляющей.

Да, отчётливо понимать, что мы – это вершина пирамиды материи, и что движение вверх – к ИСТОЧНИКУ ТЯГОТЕНИЯ — продолжается.

Отсюда, с верхней точки, очевидно – дальше разговор может идти только о развитии сознания, всё материальное – со всеми его свойствами – это уже тема отработанная, мы достаточно её изучили, чтобы понять основные принципы организации Мироздания.

 

Отсюда, с верхней точки пирамиды, отчётливо видно, в каком бедственном положении находится наше сознание. С чем сравнить? Наверное, с протоплазмой… с состоянием материи в недрах Солнца, где выплавляются крупинки мозаики, из которой будет складываться правильная картина мира.

Почему именно «наше»?

Ну, пожалуйста, я могу сказать – МОЁ.

Моё сознание, и осознание его бедственного неустроенного состояния.

Моё чувство неудовлетворённости, удручённости, растерянности и подавленности и – мой протест.

Пожалуйста, можно и так (гулять так гулять).

 

 

ДЕВЯТАЯ СТУПЕНЬ

 

А у вас – что – с сознанием — полный ажур?

Можете объяснить, как такое может быть, чтобы двое молодых здоровых людей, молодых родителей – убили своего ребёнка?

Вы способны такое понять?

А ведь это – наша реальность… нашего сознания.

Не в забытьи, не в бесчувствии, нет… в ясном уме и крепкой памяти!

И ещё и заявить о ПРОПАЖЕ ребёнка!

Вы это можете объяснить?

Наша «брянская парочка» покруче будет, чем норвежский стрелок. Там хоть что-то понятно, хоть какое-то объяснение… а тут – что?

Земля после ядерной бомбардировки, обломки строений, кучи мусора, обугленные останки прежнего жизнеустройства. Космический первобытный хаос.

Протоплазма солнечной сердцевины, кипящий мир элементарных частиц.

Наша страна. Наше сознание.

 

Отчётливое понимание: надо всё начинать сначала.

Рядом с пирамидой обязательно сфинкс.

Все «учёные» россказни – всё пустое, всё в сторону.

«Наплевать и забыть».

— Вот, — внимание на сфинкса – смотрите, уроды, это то, что вы сейчас есть. –

— А теперь смотрите сюда, внимательно, — на пирамиду — это то, чем вы должны стать.-

— Сечёте дистанцию?-

А? Что?

Ничего особенного, школьный урок в Древнем Египте.

Я же учитель, я ж предупреждал.

Почему «уроды», зачем «уроды»?

Ну, во-первых, а кто же ещё, в чём неточность?

Во-вторых – раз уродились, значит — уроды… что тут не так?

В третьих, — оно конечно…

 

Что ж я, не понимаю? Не чувствую?

Только тут не ко мне претензии, не ко мне.

Не я эту цивилизацию сотворил, я не виновник, а сторона потерпевшая, так что — не надо… я сам могу кому угодно и замечание, и выговор, и на место указать, так что – не надо… я ж учитель, а не педработник, я ж сразу предупредил.

А с педиками этими я вообще ничего общего иметь не желаю, безнадёжное дело.

Так разве ж я не пытался? Двадцать лет в школе! БЕЗ-НА-ДЁ-ГА!

Школьная Лаборатория Метафизических Исследований – так и осталась «хрустальной мечтой»… «сияющей вершиной».

И – ни к кому конкретно – никаких претензий… я ж говорю – ЦИВИЛИЗАЦИЯ!

 

«Урод», «убогий» — это крупинки той мозаики, которую паровым катком разутюжило христианство… ЦЕРКОВЬ.

«Быть деревом на высоком вольном месте» — это тоже… туда же… оттуда же… «воспоминание о будущем».

 

Ряд, который сам собою выстроился — индусский БРАХМАН, китайское ДАО, христианская ТРОИЦА, исламский АЛЛАХ – ряд натуральный, правильный.

На первом месте – именно индуистская разработка сознания, да.

Но не она определила развитие нашей цивилизации «цивилизованных, обременённых полузнанием дикарей», не она задала тон, увы.

Про китайскую определённо не скажем – просто совсем мало знаем… да и попробуй-ка разобраться, когда сплошные иероглифы, совсем другие принципы организации сознания, да.

А вот христианство с исламом – они же от иудаизма… и это же ясно, что все основные родовые признаки – сохраняются, причём – независимо от нашего желания, тут – извините – генетика, принцип наследования, и все мы – всего лишь дети своих родителей.

Так что – хотите вы или нет – только вся наша цивилизация – это результат того строя сознания, который разработан иудаизмом, и сейчас, когда — почти физически ощутимо — цивилизация — вползает, вплывает, вмещается – в ситуацию глобальной катастрофы – это достаточно отчётливо понимается. Осознаётся.

Антисемитизм?

Бунт детей против родителей, всего лишь.

Формы самые разные, вплоть до исключительно безобразных – но всё в пределах одной семьи, при неуклонном наследовании всех родовых признаков.

Коммунизм?

Так это, в сущности – то же самое.

Одна идея «диктатуры пролетариата» — уже красноречиво объясняет всё остальное.

Натуральная, ничем не прикрытая жестокость Ветхого Завета.

И дело вовсе не в личностях, не в индивидуальных свойствах.

Это понимается просто. Построен паровоз, поставлен на рельсы. Ни взлететь, ни в сторону – только по рельсам, кто бы ни был у рычагов управления, какое бы топливо ни загружали в топку.

 

«Наш паровоз, вперёд лети, в коммуне остановка, иного нет для нас пути, в руках у нас винтовка», — да.

«Напылили кругом, накопытили, и пропали под дьявольский свист», — да.

 

Нет уж… всё надо начинать заново, и – принципиально иначе.

Отчётливо понимая, что мы – у основания новой пирамиды, и что вертикаль – это и есть направление нашего усилия, в полном соответствии и согласии с основным принципом эволюции.

Новое измерение, да.

У основания пирамиды ли… или в полосе того первобытного прибоя, кувыркаемся в вспененных бурунах, выползаем на влажный песок, да.

И снова предстоит создать тепловое кольцо, да, разместиться вокруг костра.

Но не низкотемпературная плазма там, в центре… нет.

Тут как раз самое уместное слово — христианство, да… но — никаких догм, никаких ритуалов, никаких специальных служений, уставов, нет, ничего такого.

Вера, надежда, любовь и мать их София (Мудрость, есть в библейском тексте, там где от Соломона) – вот что в центре, вечно живое, оттуда и свет и тепло, и если вдруг обжигает – так это, стало быть, совесть: не то, стало быть, делаешь, не так…

Подчёркиваю настоятельно: ЖИВОЕ!

Стало быть – никаких «умственных» построений, никаких особых специальных организаций, построек, конструкций.

 

Будьте добры, слезьте-ка с трибуны (а на броневике-то Вы и вообще никогда не были, это придумали для пущей выразительности старатели «за народное счастье»).

Вот, смотрите: есть ВЕРА, НАДЕЖДА и ЛЮБОВЬ, и есть мать их – СОФИЯ (МУДРОСТЬ)… — видите?

Ещё смотрите: истина – не в мысли, не в умственных упражнениях и конструкциях.

Именно в этих мыслительных построениях – ошибка, так устроено наше мышление.

Это ещё Зенон Элейский заметил.

А Декарт – не заметил — ошибся, вторичное принял за первичное.

А Паскаль – заметил. «Не могу простить Декарту…»

Не «мыслю значит существую», а – «чувствую и осознаю – значит существую».

Ньютон заметил – Лейбниц не заметил…

Лаплас категорически не заметил.

Зато Кант – заметил, да ещё и как.

«Звёздное небо над головой и нравственный закон в душе» — правильный образ человеческого существования.

 

Чувство и желание – вот что первично, вот истинная энергетика жизни, а всё «мыслительное», всё, что связано с словесным выражением – всё вторично, и потому ни в коем случае не может быть абсолютным.

Истина – в чувстве и желании, и то и другое столь же естественно, т.е. соответствует природе мироздания, как «дерево, растущее из земли».

Чувство благодарности, любви, привязанности – детское непосредственное по отношению к родителям – в нормальной правильной семье – вот основной центральный опорный пункт правильного мировоззрения.

Воспитание чувств – вот истинная цель (и смысл) образования.

Слышите, вы, дальтоники?

Не обучение основам наук, а воспитание чувств!

Когда вы наконец это поймёте?

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

«Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана.
Я угадал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочёл я зовы новых губ.
А вы ноктюрн сыграть смогли бы
на флейте водосточных труб?»

Да, прав был… вот запамятовал — кто.
После А.С. Пушкина — В.В. Маяковский.
Да, именно так.


Вот, чуть не запамятовал: сегодня ж — 22-ое апреля!
«Я, юный пионер Советского Союза перед лицом своих товарищей торжественно обещаю…»
Нельзя предавать Прошлое, вот что.

Нельзя от него отказываться — как бы горько об этом ни думалось… нельзя — всё тут.

«Мы не рабы рабы не мы
мы не рабы, быть может — немы?
Забыть, за кем стояли мы
ещё страшней, чем ни за кем не встать»

(не помню — чьё… быть может — Е. Клячкин — ?)

Выступление Патриарха, молебен в очищение осквернённых святынь.

Вот ведь – НИЧЕГО не поняли.

Разве я об этом сказал?

Нельзя ОТКАЗЫВАТЬСЯ от Прошлого, ОТРЕКАТЬСЯ нельзя, ПРЕДАВАТЬ – нельзя…

Но пытаться ВЕРНУТЬ Прошлое, обратить реку вспять – это безумие!
Когда Бог хочет наказать — лишает разума, иначе не скажешь.
Неужели ОНИ действительно не понимают, что раскалывают и без того обозлённое и расколотое общество, ещё более пододвигая его к краю…

А у нас КРАЙ – один, гражданская война, взаимная неразрешимая по-доброму ненависть.
ОНИ — неисправимы, и ничему не умеют научиться.
20 век — это ведь ИХ вина… в первую очередь — именно ИХ!
И — никаких выводов.
Бездарные ученики истории!
Неужели действительно впереди — гражданская война?

… Как-то А.П. Чехов и И.А. Бунин возвращались вместе от Л.Н. Толстого, и Бунин высказал недоумение, мол, «старик» к ним относится хорошо, «жалует», а вот Шекспира терпеть не может, как это понять?
Очень просто, разъяснил А.П. Чехов. Мы для него — маленькие, а вот Шескпир — он чувствует, что тот ему вровень… вот и сердится.
(в пересказе М. Казакова)

Да, предчувствие… да.
И почему-то наконец – легко, и спокойно и свободно.

 

Санкт-Петербург

1995 — 2012

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *